История становления отечественной этнопсихологии. Реферат

История становления отечественной этнопсихологии

Введение

Проблемы межэтнических отношений долгое время находились вне поля внимания специалистов, а современное этнопсихологическое знание не отвечает реальному состоянию межнационального общения.

На межэтнические отношения проецируются все сферы жизни общества:

  • социально-экономические,
  • культурно-идеологические и
  • территориально-политические.

Характерной чертой современной эпохи является дальнейшее усиление межэтнических контактов, межкультурного взаимодействия и в связи с этим актуализируется проблема оптимизации межэтнических отношений.

Практическое решение этой проблемы предусматривает воспитание терпимости, этнической толерантности к культурам всех этнических групп.

Состояние межнациональных отношений требует изучения этнических стереотипов, ибо они создают благоприятную почву для манипулирования массовым сознанием, для выработки негативных установок по отношению к представителям других этносов.

Расширение знаний об особенностях этнической стереотипизации актуально и в целях укрепления сотрудничества различных этнических групп в современных условиях жизнедеятельности. Однако функционирование стереотипов на двух уровнях отношений — межгрупповом и межличностном — существенно осложняет решение проблемы их объективных и субъективных детерминант.

В нашей стране развитие национальных отношений выдвигает необходимость этнопсихологических исследований на отечественном материале. Этническое самосознание становится значимым системообразующим фактором этноса.

Необходимость изучения психологии этнических различий в самосознании, личностных особенностей разных этнических групп вызвана тем, что существующие научные источники недостаточно освещают вопросы, порождённые ростом национального самосознания, всплеском национальных движений, развитием процессов национального возрождения.

Динамизм общественно-политической жизни требует безотлагательного формирования кадров специалистов, профессионально занимающихся изучением национальных культур и личностных особенностей их представителей.

Сегодня Россия — обновляющееся многонациональное федеративное государство и от того, как складываются в ней процессы взаимодействия и взаимной адаптации народов, зависит климат межнациональных отношений, зависит судьба не только России, но и будущее Европы.

Этническая психология — это самостоятельная, довольно молодая и одновременно сложная отрасль знаний, возникшая на стыке таких наук, как психология, социология (философия), культурология и этнология (этнография), которые в той или иной мере изучают национальные особенности психики человека и групп людей.

Этнопсихологические представления в древности, средневековье и эпоху просвещения

Начиная с Геродота (490–425 гг. до н. э.), учёные и литераторы древности, повествуя о дальних странах и проживающих там народах, немало внимания уделяли описанию их нравов, обычаев и привычек. Считалось, что это могло облегчить отношения и контакты с соседями, помогало понять их замыслы и намерения, особенности поведения, поступки. В такого рода сочинениях было и много фантастического, надуманного, субъективного, хотя подчас в них содержались полезные и интересные сведения, почерпнутые из непосредственных наблюдений за жизнью других народов.

Констатируя различия в культуре и традициях, внешнем облике племён и народностей, сначала древнегреческие мыслители, а потом и учёные других государств предпринимали и попытки определить природу этих различий. Гиппократ (ок. 460–370 гг. до н. э.), например, физическое и психологическое своеобразие разных народов объяснял спецификой их географического положения и климатических условий. «Формы поведения людей и их нравы», – считал он, – отражают природу страны». Предположение о том, что южный и северный климат неодинаково влияют на организм, а, следовательно, и на психику человека, допускал и Демокрит (ок. 460–350 гг. до н. э.).

Более зрелые, на наш взгляд, мысли значительно позже высказывал по этому поводу К. Гельвеций (1715–1771) – французский философ, впервые давший диалектический анализ ощущений и мышления, показавший роль среды в их формировании. В одном из своих главных трудов «О человеке» К. Гельвеций посвятил большой раздел выявлению изменений, происходящих в характере народов, и факторов, их порождающих. По его мнению, каждый народ наделён собственным способом видеть и чувствовать, который и определяет сущность его характера. У всех народов характер этот может изменяться или внезапно, или постепенно в зависимости от незаметных трансформаций, происходящих в форме правления и общественном воспитании. Характер, считал Гельвеций, – это способ миросозерцания и восприятия окружающей действительности, это то, что свойственно только для одного народа и зависит от социально-политической истории народа, форм правления. Изменение последних, т. е. изменение социально-политических отношений, воздействует на содержание национального характера.

Широкое распространение в науке того времени получило географическое направление, суть которого заключалась в признании климатических и других природных условий в качестве главного, определяющего фактора развития человеческого общества, т. е. в неправомерном преувеличении роли географической среды в жизни народов. Эту теорию как отправную идею использовали многие философы и социологи в своих попытках объяснить, почему нельзя найти в мире двух народов, абсолютно одинаковых по своим этническим, лингвистическим и психологическим признакам, по быту и культуре.

Из наиболее видных представителей этого направления глубже других подходил к рассмотрению проблем этнической психологии Ш. Монтескье (1689–1755) – французский мыслитель, философ, правовед, историк. Поддерживая появившуюся в то время теорию о всеобщем характере движения материи и изменчивости материального мира, он рассматривал общество как социальный организм, имеющий свои закономерности, которые концентрированно выражаются в общем духе нации. Признавая решающую роль среды в возникновении и развитии того или иного общества, Ш. Монтескье разработал теорию факторов общественного развития, наиболее полно изложенную им в «Этюдах о причинах, определяющих дух и характер» (1736).

Мнение сторонников географической школы о решающей роли климата и других природных условий было ошибочным и влекло за собой представления о неизменности национальной психологии народа. В одной и той же географической зоне, как правило, живут разные народы. Если бы их духовный облик, включая черты национальной психики, формировался под воздействием в первую очередь географической среды, то эти народы так или иначе были бы похожи друг на друга как две капли воды.

Появлялись и другие точки зрения. В частности, английский философ, историк и экономист Д. Юм (1711–1776) написал большую работу «О национальных характерах» (1769), в которой в общей форме выразил свои взгляды на национальную психологию. Среди источников, ее формирующих, определяющими он считал социальные (моральные) факторы, к которым относил в основном обстоятельства социально-политического развития общества: формы правления, социальные перевороты, изобилие или нужду населения, положение этнической общности, отношения с соседями и т. д. По мнению Д. Юма, общие черты национального характера людей (общие склонности, обычаи, привычки, аффекты) формируются на основе общения в профессиональной деятельности. Сходные интересы способствуют становлению общенациональных черт духовного облика, единого языка и других элементов этнической жизни. Экономические интересы объединяют не только социально-профессиональные группы, но и отдельные части народа.

Большую роль в становлении устойчивых научных этнопсихологических представлений сыграл Г. Гегель (1770–1831) – немецкий философ, создатель объективно-идеалистической диалектики. Национальная психология интересовала его в связи с тем, что её изучение давало возможность более всесторонне осмыслить историю развития этноса. Однако представления Г. Гегеля хотя и содержали много плодотворных идей, но были весьма противоречивыми. С одной стороны, Гегель подходил к пониманию национального характера как социального явления, детерминированного часто социокультурными, природными и географическими факторами. С другой – национальный характер выступал у него как проявление абсолютного духа, который оторван от объективной основы жизни каждой общности. Дух народа, по мнению Гегеля, во-первых, имел некоторую определённость, являвшуюся следствием конкретного развития мирового духа, во-вторых, выполнял определённые функции, порождая у каждого этноса свой мир, свою культуру, религию, обычаи, определяя тем самым своеобразные государственное устройство, законы и поведение людей, их судьбу и историю. В то же время Гегель выступал против отождествления понятий национального характера и темперамента, утверждая, что они различны по своему содержанию. Если национальный характер, по его мнению, имеет всеобщее проявление, то темперамент должен считаться явлением, соотносимым лишь с отдельным индивидом.

Истоки проявления интереса к этнопсихологии и особенности её зарождения в России

Особый интерес в России всегда вызывали национальные и межнациональные аспекты духовной жизни многочисленных народов нашего государства. Само же решение вопросов национального строительства, проблем межнациональных отношений, правильное осмысление различных форм взаимодействия и взаимного проникновения национальных культур, своеобразия поведения представителей конкретных этнических общностей всегда требовало изучения особенностей национальной психологии людей, которая опосредует все формы межнациональных отношений. От правильного её учёта зависят и укрепление связей между народами, их взаимопонимание, дружба и сотрудничество.

Этническая психология как наука зародилась первоначально в России, на полтора десятилетия раньше появления теории психологии народов М. Лацаруса, X. Штейнталя и В. Вундта, которых за рубежом почему-то считают основателями этой отрасли знаний. В конце XIX – начале XX в. именно нашей стране принадлежал приоритет в обширных прикладных этнопсихологических исследованиях многих народов, в то время как на Западе их начало относится к 30–40-м гг. XX столетия.

Этнопсихология в нашем государстве сразу же стала очень важной отраслью знаний, имеющей глубокие исторические и культурные корни и явившейся практическим ответом на необходимость изучения психологического склада, традиций и привычек поведения многочисленных его народов. На большую практическую значимость их познания указывали такие государственные деятели, как Иван IV, Пётр I, Екатерина II, П. А. Столыпин. Русские учёные и публицисты М. В. Ломоносов, В. Н. Татищев, Н. Я. Данилевский, В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, писатели А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. А. Некрасов, Л. Н. Толстой и многие другие обращали серьёзное внимание на психологические различия, существующие в быту, традициях, обычаях, проявлениях общественной жизни представителей различных народов, населявших Россию. Многие свои суждения они использовали для анализа характера межнациональных отношений, прогнозирования их развития в будущем.

Философ и публицист Н. Г. Чернышевский (1828–1889) считал, что каждый народ имеет «свой патриотизм», свою психологию, которые проявляются в конкретных делах его представителей. Ему принадлежит заслуга в глубоком анализе соотношения национального и социального в духовной жизни народов. Чернышевский внес свой вклад в разработку теории этнопсихологии. По его мнению, каждый народ представляет такое соединение людей, которые схожи между собой по степени умственного и нравственного развития. Он подчёркивал, что национальный характер есть некоторая итоговая сумма проявления разных качеств представителей того или иного народа, которые не наследственны, а результат исторического развития и форм его повседневного бытия. В структуру национального характера Чернышевский предлагал включать умственные и нравственные особенности людей, связанные с разностью их языка, своеобразием образа жизни и обычаев, спецификой теоретических убеждений и образования. Он оставил в наследство следующим поколениям много психологических характеристик представителей различных этнических общностей и, кроме того, осуществил критический анализ «ходячих» представлений (ложных стереотипов) о характере народов, которые оказывают отрицательное влияние на межнациональные отношения.

В конце 60-х гг. XIX в. публицист и социолог Н. Я. Данилевский (1822–1885) опубликовал фундаментальную работу «Россия и Европа», в которой в альтернативу западным учёным предложил своеобразную концепцию подхода к выявлению и классификации этноспецифических отличий людей. По его мнению, существует десять культурно-исторических типов в общей, но отнюдь не единой (взаимосвязанной) человеческой цивилизации, возникших в силу своеобразного и самостоятельного исторического пути развития. Все они отличаются друг от друга тремя основными характеристиками: 1) этнопсихологическими (на языке Данилевского такими «племенными» качествами, которые выражаются в специфике «психического строя» народов); 2) различиями в исторически сложившихся формах и способах воспитания, предполагающих объединение людей в конкретные единые этнические общности; 3) различиями в «духовном начале» (религиозными особенностями психики).

Данилевский, в частности, выделял в качестве одного из культурно-исторических типов славянский и последовательно рассматривал все его основные характеристики, сравнивая с европейским (романо-германским) типом (а иногда и противопоставляя ему). По мнению Данилевского, отличия этих типов могут и должны быть найдены в трёх сферах духовной жизни их представителей: умственной, эстетической и нравственной.

Особые заслуги в развитии этнической психологии в России принадлежат Н. И. Надеждину, К. Д. Кавелину и К. М. Бэру. Этнограф, историк и литературовед Н. И. Надеждин (1804–1856) опубликовал большое количество работ («Великая Россия», «Венеды», «Венды», «Весь», «Вогуличи»), в которых дал этнические характеристики многих славянских народов. Он пришёл к выводу, что существенные различия между этносами порождены прежде всего неодинаковостью природных условий. «Тропическое солнце, опалив кожу араба, – писал он, образно и ёмко подтверждая свою точку зрения, – вместе с тем раскалило кровь в его жилах, воспламенило огненную фантазию, вскипятило восторженные страсти. Напротив, полярный холод, выморозив до белизны волосы лапландца, застудил в нём и кровь, оледенил ум и сердце. Горцы, гнездящиеся на высотах, всегда гордее и неукротимее мирных жителей долин. Народ морской предприимчивее и отважнее народа средиземного. Чем роскошнее природа, тем племя ленивее, сладострастнее, чувствительнее; напротив, там, где должно отстаивать, оспаривать, завоёвывать средства существования, он бодр, трудолюбив, изобретателен».

В 1846 г. на заседании Русского географического общества Н. И. Надеждин выступил с докладом «Об этнографическом изучении народности русской». Он заявил, что «наука о народности должна подмечать и оценивать все собственно русское в своём складе и быте, в своих способностях, расположениях, потребностях и привычках, в своих нравах и понятиях», а также предложил развивать в стране два направления научных знаний, очень значимых для государства, – «этнографию физическую» и «этнографию психическую» (т. е. этнопсихологию).

Правовед и публицист К. Д. Кавелин (1818–1885), избранный впоследствии руководителем отделения этнографии Русского географического общества, считал, что «психология выдвинулась на первый план и очень понятно почему. Она – собственно центр, к которому теперь сходятся и который предполагают все науки, имеющие предметом человека».

Он призывал к познанию национальной психологии в целом путём изучения её отдельных психических характеристик в их общей взаимосвязи. К. Д. Кавелин считал, что этнические (в том числе и психологические) характеристики представителей разных общностей необходимо изучать по памятникам старины, верованиям, обычаям и традициям. При этом он в то же время недооценивал важности сравнительного метода изучения, решительно возражал против того, чтобы объяснять заимствованием сходство русских обычаев с похожими явлениями у евреев, греков, индусов или других народов. По его мнению, объяснять русские обычаи надо всегда исходя из истории самого русского народа. Сходное, полагал Кавелин, вовсе не означает заимствованное.

Действительный член Петербургской академии наук К. М. Бэр (1792–1876) в марте 1846 г. сделал доклад на заседании Русского географического общества на тему «Об этнографических исследованиях вообще и в России в частности», ставший программным для изучения этнографических и этнопсихологических характеристик представителей многочисленных народов государства. Главная задача при этом, по его мнению, состояла в познании способов жизни, умственных особенностей народа, его нравов, религии, предрассудков и т. д. К. М. Бэр выступал за сравнительное изучение этнической специфики людей. Его теоретические взгляды были в то же время весьма своеобразными. В частности, при изучении источников происхождения этнических особенностей отдельных народов он предлагал обращать особое внимание на зависимость между этнопсихологическими, расовыми признаками народа и политическими учреждениями государства.

Формировавшиеся продолжительное время устойчивые и своеобразные теоретические и практические этнопсихологические, взгляды учёных и общественных деятелей России, их настоятельные рекомендации и пожелания относительно необходимости изучения и учёта обычаев, нравов, традиций представителей её многочисленных народов к концу 40-х – началу 50-х гг. XIX в. вызвали к жизни обширные прикладные исследования их психологии. Последние по своей масштабности, охвату изучаемых этносов и особенно по достигнутым результатам не только были первыми подобного рода исследованиями в мире, но и до сих пор не потеряли своей значимости.

В середине 40-х гг. XIX в. в Русском географическом обществе К. М. Бэр, К. Д. Кавелин, Н. И. Надеждин создали этнографическое отделение, сформулировали основные принципы этнографической науки и психологической этнографии, обсудили их в широких кругах научной общественности страны, наметили направления их развития. Под руководством этих учёных была разработана программа изучения этнографического (этнопсихологического) своеобразия населения России, которая с 1850 г. начала претворяться в жизнь. В инструкции, разосланной по регионам страны, предлагалось описывать: 1) быт вещественный; 2) быт житейский; 3) быт нравственный и 4) язык. Третий пункт включал описание психического склада народа. Сюда же входило и описание умственных и нравственных способностей, семейных отношений и воспитания детей. Там же отмечалось, что народное творчество отражает национальный темперамент, господствующие страсти и пороки, понятия о добродетели и правде. Изучение национально-психологических явлений предусматривалось и в пункте о языке. На основе инструкции во многих губерниях страны развернулась масштабная научная деятельность, в которой были задействованы ведущие учёные.

В Санкт-Петербург из различных уголков России стали поступать результаты исследования многочисленных народов страны: в 1851 г. – 700 рукописей, в 1852 г. – 1 290, в 1858 г. – 612 и т. д. На основании их в Академии наук осуществлялись осмысление и обобщение полученных данных, составлялись научные отчёты, содержавшие и психологический раздел, в котором сопоставлялись национально-психологические особенности сначала малороссов, великороссов и белороссов, а затем и представителей других этнических общностей. С различной интенсивностью эта деятельность продолжалась и дальше. В результате к концу XIX в. был накоплен внушительный банк этнографических и этнопсихологических характеристик большинства народов России.

Результаты этих исследований были опубликованы. В 1878–1882, 1909, 1911, 1915 гг. в Санкт-Петербурге в издательствах «Досуг и дело», «Природа и люди», «Кнебель» вышло большое количество этнографических и психологических сборников и иллюстрированных альбомов, описывавших этнические особенности представителей около ста народов России, сведения о которых в 20–30-х гг. XX в. были широко использованы в психологических и педагогических изданиях, учебной литературе.

С середины XIX в. перед российским обществом особо встал и вопрос осознания и описания своих национально-психологических особенностей, что привело к появлению большого количества исследований «русского характера и русской души». Первые работы были посвящены главным образом описанию негативных, отрицательных качеств русского человека, среди которых назывались: нелогичность, несистематичность, утопичность мышления; отсутствие потребности свободно и творчески мыслить; импульсивность, лень, неумение постоянно и организованно трудиться и др.

Осмысливая слабости русского национального характера, учёные начали задумываться и о его положительных чертах. Наибольшее внимание исследователи уделяли проблеме развития чувств, морали, религии русского народа, так как именно эти феномены, по признанию многих, лежали в основе его миросозерцания. Среди положительных черт национальной психологии русских выделялись такие характеристики, как доброта, сердечность, открытость русских людей, их бессребреничество, предпочтение духовных благ земным, материальным.

При этом многие учёные утверждали, что положительные качества являются как бы оборотной стороной отрицательных, поэтому они неотделимы от последних. Вместе с тем положительные черты психологии русских понимались не как качества, компенсирующие недостатки, а как их продолжение, что узаконивало место негативных характеристик в структуре русского национального характера и снимало все попытки с ними бороться, так как уничтожение их, по этой логике, являлось бы и уничтожением достоинств русских.

Философ В. С. Соловьев (1853–1900) пришёл к выводу, что понять своеобразие национального характера русских можно только в том случае, если тщательно изучить их идеалы и ценностные ориентации, которые кардинально отличны от мотивации представителей других этнических общностей. С его точки зрения, идеал русского народа не есть «могущество», власть, являющиеся побудительной силой для других наций, не есть богатство, материальное процветание, свойственные, по его мнению, например англичанам, не есть красота и «шумная слава», характерные для французов. Не столь важно для русских оставаться самобытным народом, верным традициям глубокой старины. Эта черта, присущая англичанам, в России, считал В. С. Соловьев, есть только у староверов. И даже идеал честности и порядочности, поддерживаемый, например немцами, не есть та ценность, которой реально дорожит Русский народ. Русским присущ «нравственно-религиозный идеал», который, по его мнению, характерен не только для России, так как подобные ценности лежат в основе мировоззрения, например индийцев. Однако, в отличие от последних, у русских стремление к «святости» не сопровождается тем самобичеванием и аскетизмом, которые являются непременным атрибутом в Индии. Способ, с помощью которого В. С. Соловьев попытался определить специфику национальных идеалов и национального характера, очень прост. Логика его заключалась в следующем: если какой-либо народ пожелает похвалить свою нацию, то он хвалит её за то, что ему близко, за то, что для него важно и значимо, тем самым в самой похвале отражая некие, самые существенные основания, по которым можно судить о существующих в обществе ценностях и идеалах.

Философ и историк Н. А. Бердяев (1874–1948) также уделил много внимания изучению и объяснению своеобразия национальной психологии русских. Особенности «души России» (терминология Н. А. Бердяева), отличающейся, согласно его взглядам, таинственностью, мистичностью и иррациональностью, проявляются по-разному. Так, с одной стороны, русский народ самый аполитичный, «безгосударственный» народ в мире, но в то же время в России до 1917 г. была создана одна из самых мощных государственных бюрократических машин, угнетавшая присущую народу свободу духа и подавлявшая личность. Весьма специфичным, по мнению Н. А. Бердяева, является и отношение русских к другим народам: русская душа внутренне интернациональна, даже «сверхнациональна», уважительна и терпима к другим нациям и народностям. Он считал Россию самой «нешовинистической страной в мире», миссия которой – освобождать других.

Одной из важнейших и отличительных черт русской души Н. А. Бердяев называл её «бытовую свободу», отсутствие мещанства, погони за прибылью и страсти к наживе, благосостоянию, столь характерных для стран Запада. В этом смысле тип странника, искателя Божьей правды, смысла жизни, не связанного земными делами и заботами, представлялся учёному наиболее естественным состоянием русской души. Однако и в этом отношении русский дух все же не реализовывал себя в естественной форме. Более того, обогащение одних за счёт других, наличие купцов-стяжателей, чиновников и крестьян, ничего не желающих, кроме земли, присутствие тотального консерватизма, инертности и лени свидетельствуют о том, что исконные черты русской души подвергаются деформации, заменяются иными, противоположными, в корне чуждыми и её характеру, и собственной природе ценностями.

Значительный вклад в развитие этнопсихологии в России внёс А. А. Потебня (1835–1891) – филолог-славист, разрабатывавший вопросы теории языкознания и национального фольклора. В отличие от направления исследований других русских учёных, предметом изучения которых был национальный характер, описание национальной психологии представителей той или иной этнической общности, он стремился раскрыть и объяснить механизмы формирования этнопсихологической специфики мышления. Его фундаментальный труд «Мысль и язык», а также статьи «Язык народов» и «О национализме» содержали глубокие и новаторские идеи и наблюдения, позволяющие понять природу и специфику проявления интеллектуально-познавательных национально-психологических особенностей.

По мнению А. А. Потебни, главным не только этнодифференцирующим, но и этноформирующим признаком любого этноса является язык. Все существующие в мире языки роднят два свойства – звуковая «членораздельность» и то, что все они есть системы символов, служащих выражению мысли. Все остальные их характеристики этносвоеобразны, и главная среди них – система приёмов мышления, воплощённая в языке. А. А. Потебня считал, что язык не есть средство обозначения уже готовой мысли. Если бы это было так, было бы неважно, какой язык использовать, они были бы легко взаимозаменяемы. Но этого не происходит, потому что функция языка – не обозначать уже готовую мысль, а творить ее. При этом представители разных народов посредством национальных языков формируют мысль своим, отличным от других способом. Таким образом, языковая принадлежность индивида создаёт объективные условия для развития у него особенностей психической деятельности. Развивая в последующем свои положения, Потебня пришёл к целому ряду важных выводов, согласно которым: а) утрата народом своего языка равносильна его денационализации; б) представители разных национальностей не всегда могут наладить адекватное взаимопонимание, так как существуют специфичные особенности и механизмы межэтнического общения, которые должны учитывать мышление всех общающихся людей; в) культура и образование развивают и закрепляют этноспецифические характеристики представителей тех или иных народов, а не нивелируют их; г) этническая психология, являясь разделом психологической науки и исследуя соотношение личностного развития и развития народного, должна показать возможность выявления национальных особенностей и строения языков как следствие общих законов народной жизни.

К концу XIX в., таким образом, наше государство пришло с конкретными результатами в развитии этнической психологии. Была разработана достаточно прогрессивная и убедительная для того времени теоретическая и методологическая основа для осмысления сущности и своеобразия национально-психологических феноменов, под которыми понимались конкретные особенности функционирования черт национального характера различных народов, формирующиеся под воздействием природно-климатических условий, религии, обычаев и нравов и проявляющиеся в действиях, поступках, поведении представителей этнических общностей.

Это позволило российским учёным начать эффективное изучение национально-психологических особенностей большинства этнических общностей страны, а затем и использовать полученные данные в управлении, регулировании межнациональных отношений, обучении и воспитании.

Развитие этнопсихологии в России в ХХ веке

В начале XX в. к проблемам этнической психологии стали обращаться представители непосредственно психологической науки.

Физиолог И. М. Сеченов (1829–1905), оставивший в наследство последующим поколениям теорию рефлекторной природы сознательной и бессознательной деятельности человека, внимательно следил за результатами прикладных исследований этнографов, всячески поддерживал их стремление всесторонне изучить этнические характеристики психики народов страны. Вместе с тем он считал, что последние надо изучать не только и не столько по продуктам духовного развития народа, но и с использованием специальных психологических методик изучения личности.

Психиатр и психолог, организатор и руководитель Психоневрологического института и Института по изучению мозга и психической деятельности, автор таких работ, как «Коллективная рефлексология», «Общественная психология», «Внушение в общественной жизни», В. М. Бехтерев (1857–1927) также не мог обойти вниманием вопросы этнической психологии. Он пришёл к выводу, что каждая нация имеет свой темперамент и свои своеобразные черты характера, а также специфические особенности умственной деятельности, которые закрепляются и соответственно передаются биологическим путём. Все же остальные этнопсихологические характеристики имеют социокультурную природу, зависят, по мнению Бехтерева, от общественного развития и уклада жизни, сложившегося в ходе культурного генезиса.

В противовес В. Вундту, предполагавшему, что основным источником представлений о национальной психологии того или иного народа является изучение его мифов, обычаев и языка, В.М. Бехтерев призывал исследовать коллективную и индивидуальную психологию и деятельность людей как представителей конкретных этнических общностей. В своих работах В. М. Бехтерев одним из первых в России обратился к вопросу о роли и значении символики у различных народов. Согласно его взглядам, жизнь любой этнической группы, нации в том числе, полна символизма. В качестве национально специфичных символов может использоваться широкий круг предметов и явлений: язык и жесты, флаги и гербы, герои войны, подвиги исторических лиц, выдающиеся исторические события. Эти символы выступают средством согласования интересов и совместной деятельности людей, тем самым объединяя их в единую общность.

Много пользы для развития этнопсихологических идей в нашей стране принесли работы Д. Н. Овсянико-Куликовского (1853–1920), ученика и последователя А. А. Потебни, стремившегося выявить и обосновать механизмы и средства формирования психологического своеобразия наций.

Основной его работой, посвящённой этой проблеме, стала «Психология национальности» (1922). Согласно концепции Д. Н. Овсянико-Куликовского, главными факторами формирования национальной психики являются элементы интеллекта и воли, а элементы эмоций и чувств в их число не входят. Вслед за своим учителем Д. Н. Овсянико-Куликовский считал, что национальная специфика коренится в особенностях мышления и искать эти особенности нужно не в содержательной стороне интеллектуальной деятельности и не в ее результативности, а в бессознательных компонентах психики человека. Язык при этом выступает стержнем народной мысли и психики и является особой формой накопления и сбережения психической энергии народов.

Д. Н. Овсянико-Куликовский пришёл к выводу, что все нации можно разделить условно на два основных типа – активные и пассивные – в зависимости от того, какой из двух видов воли – «действующая» или «задерживающая» – преобладает у данного этноса. Каждый из этих типов, в свою очередь, можно разложить на ряд разновидностей, подтипов, отличающихся друг от друга определёнными этноспецифичными элементами. Например, к пассивному типу учёный относил русских и немцев, различающихся вместе с тем присутствием у русских элементов волевой лени. К активному типу он относил английский и французский национальные характеры, различающиеся присутствием у французов излишней импульсивности. Многие идеи Д. Н. Овсянико-Куликовского были эклектичны и недостаточно аргументированы, являлись следствием неудачного применения идей 3. Фрейда. Однако в последующем они натолкнули исследователей этнической психологии на правильный анализ интеллектуальных, эмоциональных и волевых национально-психологических особенностей людей.

Особые заслуги в развитии этнической психологии в России принадлежат философу Г. Г. Шпету (1879–1937), первым начавшему читать курс лекций по этому предмету и организовавшему в 1920 г. единственный в стране кабинет этнопсихологии. В 1927 г. он опубликовал работу «Введение в этническую психологию», в которой в форме дискуссии с В. Вундтом, М. Лацарусом и Г. Штейнталем выразил свои взгляды на основное содержание, перспективы и направления развития этой прогрессивной и очень нужной отрасли знаний. Учёный пришёл к выводу, что предметом этнической психологии может выступать описание типичных коллективных переживаний представителей конкретного народа, которые являются следствием функционирования языка, мифов, нравов, религии и т. п.

В целом взгляды Г. Г. Шпета были излишне философскими и затеоретизированными, не давали возможности непосредственно изучать многообразие этнопсихологических явлений. Однако главная заслуга этого выдающегося учёного состоит в том, что он вынес свои взгляды на всеобщее обсуждение, способствовал их распространению, начал обучение этнической психологии в высшей школе. Ему принадлежит мысль о том, что Россия с её сложным этническим составом населения, с разнообразным культурным уровнем и характером народов представляет особенно благоприятные условия для разработки проблем этнической психологии. Интерес к этнической психологии и этнопсихологическим исследованиям после революции 1917 г. не угас.

Л. С. Выготский (1896–1934) – психолог, основатель культурно-исторической школы в отечественной психологии, пришёл к выводу, что психическая деятельность человека в процессе культурно-исторического развития формируется под влиянием орудий труда, вызывая тем самым принципиальную перестройку её внутреннего содержания. Основным методом исследования в этнической психологии он предложил считать инструментальный метод, суть которого состоит в исследовании поведения людей в тесной взаимосвязи с тенденциями исторического, социокультурного и национального развития, в анализе структуры и динамики «инструментальных актов» психики человека.

К объекту этнической психологии Л. С. Выготский предлагал относить и «психологию примитивных народов», подразумевая под этим сопоставление психической деятельности современного «культурного» человека и первобытного «примитива». Главным предназначением этнопсихологии он считал проведение обширных кросс-культурных исследований, и прежде всего межэтническое сравнительное изучение психологии представителей «традиционных» и «Цивилизованных» обществ. С позиций культурно-исторической концепции Л. С. Выготского в конце 20-х гг. XX в. была подготовлена программа научно-исследовательской работы по педологии национальных меньшинств. Её особенность заключалась в том, что в противовес широко распространённым тестовым исследованиям в центр ставились исследования национальной среды, её структуры, динамики содержания, всего того, что и определяет этническое своеобразие психических процессов. Кроме того, он пришёл к очень важному выводу о том, что изучать психику детей нужно не на основе сопоставления её с психикой среднестатического «стандартного» ребёнка, а с учётом сравнительного анализа психологии взрослого человека той же национальной общности. Идеи Л. С. Выготского оказали большое влияние на развитие не только этнической психологии, но и всей психологической науки в целом.

Под руководством другого психолога, одного из основателей нейропсихологии А. Р. Лурии (1902–1977) в 1931–1932 гг. была осуществлена практическая проверка идей культурно-исторического подхода во время специальной научной экспедиции в Узбекистан. Задачей экспедиции являлся анализ социально-исторического опыта формирования психических познавательных процессов (восприятия, мышления, воображения) некоторых народов Средней Азии.

В ходе исследования А. Р. Лурией была выдвинута и доказана гипотеза, согласно которой изменения общественно-исторического уклада, характера общественной жизни конкретного народа вызывают коренную перестройку познавательных процессов людей. В новых условиях функционирование не закрепившихся ещё в общественном сознании, нарождающихся норм и правил поведения опосредовано традиционными формами психической деятельности людей, свойственными им как представителям конкретной этнической общности.

Проведённые А. Р. Лурией эксперименты по изучению познавательных процессов, а также содержания форм самоанализа и самооценки (в частности, узбеков) выявили определённую трансформацию психики людей под воздействием новых социальных отношений. Однако изменялись при этом не закономерности психической деятельности людей, а механизмы влияния на неё внешних факторов. Материалы этой экспедиции в силу специфических политических условий развития нашего государства были опубликованы только через 40 лет. Однако в 30-е гг. даже их частичное обсуждение в ограниченных аудиториях учёных привело к определённым сдвигам в подходе к изучению этнопсихологических феноменов.

В 30–50-х гг. XX в. развитие этнической психологии, как и некоторых других наук, приостановилось в период культа личности И. В. Сталина. И хотя сам И. В. Сталин считал себя единственно верным толкователем теории национальных отношений, написал немало работ по этому вопросу, однако все они вызывают сегодня определённый скептицизм и должны быть правильно оценены с современных научных позиций. Совершенно очевидно, что некоторые направления сталинской национальной политики не выдержали испытания временем. Например, взятая по его указанию ориентация на формирование в нашем государстве новой исторической общности – советского народа – в окончательном итоге не оправдала возлагавшихся на неё надежд, более того, нанесла вред формированию национального самосознания представителей многих этнических общностей нашей страны, поскольку бюрократы от политики слишком рьяно и прямолинейно претворяли в жизнь важную, но слишком рано провозглашённую задачу. То же самое можно сказать и о практике вузовского и школьного образования. И все это потому, что игнорировалось этническое своеобразие представителей большинства народов нашей страны, которое, конечно же, не могло исчезнуть по мановению волшебной палочки. Ясно и то, что отсутствие прикладных этнопсихологических исследований в эти годы, репрессии по отношению к тем учёным, которые их осуществляли в предыдущее время, отрицательно сказались на состоянии самой науки. Было упущено много времени и возможностей. Лишь в 60-х гг. появились первые публикации по этнопсихологии.

Бурное развитие социальных наук в этот период, непрерывное увеличение числа теоретических и прикладных исследований привели к всестороннему изучению сначала общественной, а потом и политической жизни страны, сущности и содержания человеческих взаимоотношений, деятельности людей, объединённых в многочисленные группы и коллективы, среди которых большинство было многонациональными. Особое внимание учёных привлекло общественное сознание людей, в котором немаловажную роль играет и национальная психология.

Первым на необходимость исследования её проблем в конце 50-х гг. обратил серьёзное внимание социальный психолог и историк Б. Ф. Поршнев (1905–1972), автор работ «Принципы социально-этнической психологии», «Социальная психология и история». Главной методологической проблемой этнопсихологии он считал выявление причин, которые обусловливают существование национально-психологических особенностей людей. Он критиковал тех учёных, которые стремились выводить своеобразие психологических особенностей из физических, телесных, антропологических и других подобных черт, считая, что объяснение специфических характеристик психического склада нации необходимо искать в исторически сложившихся конкретных экономических, социальных и культурных условиях жизни каждого народа.

Изучением этнопсихологических феноменов начали заниматься многие науки: философия, социология, этнография, история, некоторые отрасли психологии. Представители теоретико-аналитического подхода, среди которых преобладали философы, историки, социологи, стремились изучать этнопсихологические феномены, как правило, лишь на теоретическом уровне осмысления социальных явлений. Они внесли большой вклад в выработку и уточнение понятийного аппарата этнической психологии как науки. Их работы во многом способствовали также всестороннему анализу национальной психологии как явления общественного сознания в широком плане, т. е. в соотношении её с идеологией, классовой психологией и другими феноменами.

Однако простые констатация и осмысление национальной психологии как явления, свойственные представителям этого подхода, не решали полностью даже проблемы выявления своеобразия её содержания и психологической функциональной роли. Учёные уделяли главное внимание анализу того, что имеется в структуре национальной психологии, а не механизмам и специфике ее функционирования. Такая позиция была вполне правомерна и на том этапе развития этой отрасли знаний сыграла свою положительную роль. Вместе с тем она не обеспечивала выявления своеобразия психологии представителей разных наций и тем самым не гарантировала появления обоснованных данных для выведения закономерностей, характерных для национально-психологических особенностей людей.

Сторонники функционально-исследовательского подхода, в число которых входили в основном отечественные психологи и этнографы, напротив, уделяли главное внимание эмпирическому изучению собственно психологических характеристик представителей различных национальных общностей и формулированию на этой основе конкретных теоретических и методологических положений. Ценность функционально-исследовательского подхода заключалась в том, что он был направлен на выявление специфики проявления национально-психологических особенностей людей в их практической деятельности. Это позволяло по-новому взглянуть на многие теоретические и методологические проблемы этого чрезвычайно сложного общественного феномена.

Хронологически в 60–90 гг. XX в. этническая психология у нас в стране развивалась следующим образом. В начале 60-х гг. на страницах журналов «Вопросы истории» и «Вопросы философии» прошли дискуссии по проблемам национальной психологии, после которых отечественные философы и историки в 70-е гг. начали активно разрабатывать теорию наций и национальных отношений, уделяя приоритетное внимание методологическому и теоретическому обоснованию сущности и содержания национальной психологии как явления общественного сознания (Э. А. Баграмов, A. X. Гаджиев, П. И. Гнатенко, А. Ф. Дашдамиров, Н. Д. Джандильдин, С. Т. Калтахчян, К. М. Малинаускас, Г. П. Николайчук и др.).

С позиций своей отрасли знаний в это же время подключились к изучению этнопсихологии этнографы, занимавшиеся обобщением на теоретическом уровне результатов своих полевых изысканий и более активно начавшие изучать этнографические характеристики народов мира и нашей страны (Ю. В. Арутюнян, Ю. В. Бромлей, Л. М. Дробижева, Б. А. Душков, В. И. Козлов, Н. М. Лебедева, А. М. Решетов, Г. У. Солдатова и др.).

Очень продуктивно с начала 70-х гг. этнопсихологическая проблематика стала разрабатываться военными психологами, которые основной упор делали на изучении национально-психологических особенностей представителей зарубежных государств (В. Г. Крысько, И. Д. Куликов, И. Д. Ладанов, Н. И. Луганский, Н. Ф. Феденко, И. В. Фетисов).

В 80–90-е гг. у нас в стране начали складываться научные коллективы и школы, занимающиеся проблемами собственно этнической психологии и этносоциологии. В Институте этнологии и антропологии РАН длительное время работает сектор социологических проблем национальных отношений во главе с Л. М. Дробижевой. В Институте психологии РАН в лаборатории социальной психологии была создана группа, исследовавшая проблемы психологии межнациональных отношений, возглавляемая П. Н. Шихиревым. В Академии педагогических и социальных наук в отделении психологии В. Г. Крысько была создана секция этнической психологии. В Санкт-Петербургском государственном университете коллектив социологов под руководством А. О. Бороноева плодотворно работает над проблемами этнической психологии. Вопросы этнопсихологических особенностей личности разрабатываются на кафедре педагогики и психологии Университета дружбы народов, возглавляемой А. И. Крупновым. На изучение национально-психологических особенностей представителей различных народов сориентирован профессорско-преподавательский состав кафедры психологии Северо-Осетинского государственного университета, руководит которой X. X. Хадиков. Под началом B. Ф. Петренко проводятся этнопсихосемантические исследования в МГУ. Д. И. Фельдштейн возглавляет Международную ассоциацию содействия развитию и коррекции межнациональных отношений.

В настоящее время исследования в области этнической психологии ведутся по трём главным направлениям:

  1. Первое из них занимается конкретным психологическим и социологическим изучением различных народов и народностей. В его рамках осуществляются работы по осмыслению этнических стереотипов, традиций и специфики поведения русских и представителей многочисленных этнографических групп Северного Кавказа, национально-психологических особенностей коренных народов Севера, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока, представителей некоторых зарубежных государств;
  2. Учёные, относящиеся ко второму направлению, занимаются социологическими и социально-психологическими исследованиями межнациональных отношений в России и СНГ;
  3. Представители третьего направления в отечественной этнической психологии уделяют главное внимание изучению социокультурной специфики вербального и невербального поведения, этнопсихолингвистической проблематике.

Особую роль среди исследователей истоков национального своеобразия народов нашего государства сыграл Л. Н. Гумилев (1912–1992) – историк и этнограф, разработавший своеобразную концепцию происхождения этносов и психологии людей, к ним принадлежащих. Л. Н. Гумилев считал, что этнос есть явление географическое, всегда связанное с ландшафтом, который кормит приспособившихся к нему людей и развитие которого зависит в то же время от особого сочетания природных явлений с социальными и искусственно созданными условиями. Вместе с тем он всегда подчёркивал психологическое своеобразие этноса, определяя последний как устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам и отличающийся своеобразными стереотипами поведения, которые закономерно меняются в историческом времени.

Рассмотрение истории развития отечественной этнопсихологии было бы неполным без анализа места и роли своеобразных школ (социологической, этнологической, с одной стороны, и психологической – с другой), сложившихся и функционирующих сегодня в России. Этнопсихологическая школа в отечественной социологии и этнологии – это совокупность направлений развития этнопсихологических взглядов и кросс-культурных исследований, предпринятых социологами и этнографами.

Именно социологи и этнографы после развенчания культа личности Сталина, с начала 60-х гг. XX в., вновь поставили вопрос о необходимости изучения национальной психологии, предложили направления анализа её теоретических и методологических проблем, призвали психологов к сотрудничеству в решении этих проблем. Затем они активно развернули исследования этносоциологических и национально-психологических характеристик населения страны. Не остались без внимания учёных и вопросы культуры межнационального общения в государстве; классовые и человеческие аспекты в национальной психологии; специфика проявления национального характера в общественной жизни; национальные и интернациональные формы социального бытия, национального сознания и самосознания, своеобразие их функционирования. Результаты проведённых исследований получили широкое освещение на страницах журналов «Советская этнография», «Вопросы философии», «Психологического журнала», на прошедших в 90-е гг. научных конференциях в Москве, Твери и Владикавказе.

Заключение

Можно сделать вывод, что именно этнопсихология должна привлечь к себе особое внимание психологов в связи с обострением межэтнической напряжённости на территории РФ, именно она включена в социальную и политическую проблематику общества.

В существующем социальном контексте не только специалисты-этнопсихологи, но и педагоги, социальные работники, представители многих других профессий по мере сил должны способствовать оптимизации межэтнических отношений, хотя бы на бытовом уровне. Но помощь психолога или педагога будет действенной, если он не только разбирается в механизмах межгрупповых отношений, но и опирается на знание психологических различий между представителями разных этносов и их связей с культурными, социальными, экономическими, экологическими переменными на уровне общества. Только выявив психологические особенности взаимодействующих этносов, которые могут мешать налаживанию отношений между ними, специалист-практик может выполнить свою конечную задачу – предложить психологические способы их урегулирования.

Этнопсихологическая проблематика занимает особое, можно даже сказать исключительное место в судьбе социальной психологии как отрасли научного знания. И прошлое, и будущее этой дисциплины теснейшим образом связаны с решением круга проблем этнопсихологического характера. Этнопсихология внесла огромный вклад в осмысление социально-психологических механизмов жизнедеятельности групп.

Список использованной литературы

  1. Андреева Г.М. Социальная психология. — М., 1996.
  2. АрутюнянЮ.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология.
  3. Баронин А. С. Этническая психология. – Киев. Тандем. 2000.
  4. Вундт В. Проблемы психологии народов. — СПб. 2001.
  5. Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. М.: Экопрос, 1993.
  6. Крысько В.Г., Саракуев Э.А. Введение в этнопсихологию. — М., 1996.
  7. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. — М., 1999.
  8. Пименов В.В. Этнология: предметная область, социальные функции, понятийный аппарат // Этнология / Под ред. Г. Е. Маркова, В. В. Пименова. М.: Наука, 1994.
  9. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. – М. 2006.
  10. СадохинА.П. Этнология: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. -М.:Гардарики, 2004.
  11. ТураевВ.А. Этнополитология.
  12. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. — СПб., 1996.
  13. “Социальная психология”. Под ред. Е.П. Белинской, О.А. Тихомандрицкой, изд-во “Аспект Пресс”, Москва, 2000

Скачать реферат

А что думаете Вы о статье "История становления отечественной этнопсихологии. Реферат" Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


http://michaeltitov.ru/

Рад видеть Вас на моём сайте. Здесь я делюсь своими мыслями и идеями.

    Блог Михаила Титова (Школа Здоровья)
    Рад видеть Вас на моём сайте. Здесь я делюсь своими мыслями и идеями.