Индивидуальность личности и её жизненный путь. Контрольная работа по «Психологии личности»

Индивидуальность личности и её жизненный путь. Контрольная работа по "Психологии личности"

Индивидуальность личности и её жизненный путь. Введение

К изучению жизненного пути личности отечественные психологи приступили ещё в 30-е годы. Разработка С.Л. Рубинштейном подхода к личности как субъекту жизни указала путь её исследования посредством анализа временного развёртывания жизненного пути как реального процесса формирования, развития, изменения, движения человека. С.Л. Рубинштейн, а затем Б.Г. Ананьев сформулировали основные принципы исследования личности как субъекта жизнедеятельности:

  • принцип историзма, согласно которому биография должна рассматриваться как личностная история;
  • генетический принцип, на основании которого выделяются разные линии становления личности, положенные в основу выделения этапов, ступеней;
  • принцип связи жизненного движения личности с её деятельностью, общением, познанием.

Если С.Л. Рубинштейн только выдвинул идею о личности как субъекте жизненного пути, определил её через способ временной взаимосвязи с миром, то Б.Г. Ананьев основывал свои выводы на огромном эмпирическом материале, полученном в результате комплексного исследования, сочетающего метод поперечных срезов с методом «длинника», в рамках которого изучались десятки психологических показателей.

Ананьев подчеркнул, что возраст интегрирует в себе не только метрические характеристики собственно биологического времени, выражающего онтогенетическое развитие и филогенетический ряд, но и топологические свойства времени человека, предстающие в фазности, временной упорядоченности и последовательности его развития: «возраст — есть определённость того или иного состояния, фаза или период становления, метрически определяемых к общему видовому эталону продолжительности жизни». Возраст представляет собой взаимопроникновение природы и истории, биологического и социального, поэтому возрастные изменения выступают одновременно и как онтогенетические, и как биографические.

Другая плодотворная мысль, принадлежащая Ананьеву, касается определения субъективной картины жизненного пути. Это понятие легло в дальнейшем в основу концепции психологического времени Е.И. Головахи и А.А. Кроника. Б.Г. Ананьев подчеркнул следующие важнейшие характеристики этой «картины» — она строится в самосознании человека; в ней отражены социального и индивидуального развития; эта субъективная картина всегда развёрнута во времени, отмечает в биографо-исторических датах главные события жизненного пути, связывая тем самым в единое целое биологическое историческое и психологическое время. Кроме того, временные оценки субъективного представления жизненного пути соизмеримы с масштабом человеческой жизни, включают прошлое, настоящее и будущее личности.

Попытка интегрировать биографические и онтогенетические аспекты жизненного пути, кроме Б.Г. Ананьева принадлежит Ш. Бюлер, сделавшей акцент на индивидуальной истории личности, на закономерностях её самовыражения в разные периоды жизни. Нужно отдать должное Бюлер, лидирующей по частоте цитируемости в работах отечественных методологов, в полемике с её положениями оформлялась концепция жизненного пути С.Л. Рубинштейна, на Ш. Бюлер ссылаются и оппонируют ей Б.Г. Ананьев (1980), К.А. Абульханова-Славская (1991), Н.А. Логинова (1978), психологи, занимающиеся проблемой самоопределения личности.

В начале века Шарлотта Бюлер с группой сотрудников (Э. Френкель, Э. Брунсвик, П. Гофштэттер, Л. Шенк-Дансингер) провела крупное исследование, результаты которого интерпретировала в течение всей своей жизни, рассматривая и сопоставляя три аспекта полученного эмпирического материала: биолого-биографический — исследование объективных условий жизни, событий окружающей среды и связанное с ними поведение человека; истории переживаний, внутренних поисков, становления ценностей, эволюции внутреннего мира человека; третий аспект касался анализа истории творческой деятельности человека, событий рождения продуктов этой деятельности.

Главной движущей силой психического развития Бюлер считает врождённое стремление человека к самоосуществлению и самоисполнению,

«самость представляет собой ингенциональность или целенаправленность всей личности. Эта целенаправленность ориентирована на исполненность лучших потенциалов, исполненность экзистенции человека».

Самоосуществление — это и итог, и процесс, который в разные возрастные фазы может выступать то, как хорошее самочувствие (до 1,5 лет), то как переживание завершения детства (12-18 лет), то как самореализация (в зрелости), как исполненность (в старости). Путь человека к самоосуществлению определяют 4 основные тенденции, рассматриваемые Бюлер в генетическом плане: стремление к удовлетворению простых, жизненно важных потребностей, адаптация к объективным условиям среды, творческая экспансия и тенденция к установлению внутреннего порядка. Сосуществование этих тенденций во времени зависит от возраста и индивидуальности, приводя к доминированию то одной, то другой из них. Развитие индивидуальности как нарастание творческой интенции и расширение жизненных целей постоянно соотносятся Бюлер с биологическим онтогенетическим развитием, которое, тем не менее, не раскрывается столь подробно, как у Ананьева, не получает детальной развёртки.

Несмотря на ценность исследований Бюлер, ей так и не удалось решить одну из первоначально сформулированных задач: нахождение взаимозависимости исторического, индивидуально-биографического и биологического времени. Но тем самым был поставлен, пусть пока не ясно, вопрос о связи субъективного и объективного времён в жизненном пути личности. К.А. Абульханова-Славская, оценивая описанные подходы к жизненному пути, отмечает их ограниченность, связанную с тем, что личность не рассматривалась как организатор жизненной динамики, жизненного пути.

Во-вторых, генетическая теория личности, основная мысль которой заключается в существовании качественного изменения личности в процессе жизни (П. Жане, Ж. Пиаже, С.Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский) не была применена к анализу жизненного движения, «не сомкнулась с представлением о личности, осуществляющей свою жизнь во времени». Принципиальный вопрос о том, как соотносятся общественное и индивидуальное время в жизни личности, так и остался открытым.

Исправить это положение, по мнению К.А. Абульхановой-Славской, можно лишь приняв за аксиоматическую мысль о том, что личность в процессе своей жизни, выступая в качестве то субъекта общения, то субъекта деятельности, всегда остаётся субъектом собственной жизни, объединяющим в единое целое свою деятельность, своё мировоззрение, свои отношения с другими людьми.

Таким образом, на сегодняшний день существует множество работ, которые рассматривают жизненные события в контексте жизненного пути личности. Это труды Сергея Львовича Рубинштейна, Бориса Григорьевича Ананьева, Кона. Классическим стало определение события, данное Рубинштейном в рамках психологического анализа жизненного пути личности. Согласно ему, событие жизни — это узловые моменты и поворотные этапы жизненного пути индивида, когда с принятием того или иного решения на более или менее длительный период определяется дальнейший жизненный путь человека.

Субъективная картина жизненного пути личности, несмотря на ряд попыток раскрыть её психологическую структуру и природу, по-прежнему является наименее исследованной областью психологической науки. Для нас ценны положения, касающиеся исследования этой темы, выдвинутые в трудах Рубинштейна, Абульхановой-Славской, Ананьева, Шарлотты Бюлер и Н.Б. Кучеренко. К изучению жизненного пути личности отечественные психологи приступили ещё в 30-гг. Первые шаги в этой области были приняты Рубинштейном. Осознание необходимости обсуждения в психологических кругах проблемы жизненного пути личности возникло вслед за изменением представлений о человеке в целом и о личности в частности. Личность стала рассматриваться двояко: и как объект, и как субъект жизни.

Индивидуальность

Индивидуальность – это единство неповторимых индивидных и личностных свойств конкретного человека.  Индивидуальность проявляется в чертах темперамента, характера, привычках, преобладающих интересах, в качествах познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления, воображения), в способностях, индивидуальном стиле деятельности и т.д. Нет двух одинаковых людей с одинаковым сочетанием указанных психологических особенностей – личность человека неповторима в своей индивидуальности.

«Индивидом рождаются, личностью становятся, а индивидуальность отстаивают».

Сущность индивидуальности связана с самобытностью индивида, его способностью быть самим собой, быть независимым и самостоятельным.

Соотношение индивидуальности и личности определяется тем, что два способа бытия человека, два его различных определения. Несовпадение же этих понятий проявляется, в частности, в том, что существуют два отличающихся процесса становления личности и индивидуальности.

Становление личности есть процесс социализации человека, который состоит в освоении им своей родовой, общественной сущности. Это освоение всегда осуществляется в конкретно-исторических обстоятельствах жизни человека. Становление личности связано с принятием индивидом выработанных в обществе социальных функций и ролей, социальных норм и правил поведения, с формированием умений строить отношения с другими людьми. Сформированная личность есть субъект свободного, самостоятельного и ответственного поведения в социуме.

Становление индивидуальности есть процесс индивидуализации объекта.

Индивидуализация – это процесс самоопределения и обособления личности, её выделенность из сообщества, оформление её отдельности, уникальности и неповторимости. Ставшая индивидуальностью личность – это самобытный, активно и творчески проявляющий себя в жизни человек.

Индивидуальность человека формируется под влиянием трёх групп факторов.

Первую группу составляют наследственность и физиологические особенности человека. Наследственность сохраняет и передаёт внешние черты человека. Но не только. Исследования, проводимые с близнецами, показывают, что наследственность может нести в себе и передачу некоторых поведенческих черт. Физиология человека говорит о том, что в людях очень много общего, определяющего их поведение. В частности, одинаковым для всех является общий синдром адаптации, отражающий физиологическую реакцию на раздражение.

Вторую группу факторов, формирующих индивидуальность человека, составляют факторы, проистекающие из окружения человека. В общем виде влияние этих факторов можно рассматривать как влияние окружения на формирование индивидуальности. Во-первых, сильное влияние на индивидуальность человека оказывает культура, в которой он формируется. Человек получает от общества нормы поведения, усваивает под влиянием культуры определённые ценности и верования. Во-вторых, индивидуальность человека сильно определяется семьёй, в которой он воспитывался. В семье дети усваивают определённые поведенческие стереотипы, вырабатываются их жизненные установки, отношение к труду, людям, своим обязанностям и т.п. В-третьих, на индивидуальность человека оказывает сильное влияние принадлежность к определённым группам и организациям. У человека вырабатываются определённая идентификация, задающая для него некий тип индивида, с которым он себя олицетворяет, а также устойчивые формы поведения и, в частности, реакции на воздействие со стороны окружения. В-четвертых, формирование индивидуальности происходит под влиянием жизненного опыта, отдельных обстоятельств, случайных событий и т.п. Иногда именно эта группа факторов может приводить к существенному изменению индивидуальности человека.

Третью группу факторов, влияющих на формирование индивидуальности человека, составляют черты и особенности характера человека, его индивидуальность. То есть в данном случае ситуация с формированием индивидуальности выглядит следующим образом: индивидуальность оказывает влияние на своё собственное формирование и развитие. Связано это с тем, что человек играет активную роль в собственном развитии и не является только исключительно продуктом наследственности и окружения.

При всей глубине индивидуальности человека и её разнообразии можно выделить некоторые направления её характеристики, по которым может быть описана индивидуальность.

Бывают люди, предпочитающие держаться на расстоянии от других, и это заметно сказывается на их поведении в коллективе. Люди с авторитарным характером считают, что должны быть порядок и различие в статусе и положении людей, стремятся к установлению иерархии отношений и использованию силовых методов в принятии решений и управлении, с готовностью признают власть и высоко ценят консервативные ценности. Любовь и вера в людей как индивидуальная черта характера оказывают сильное влияние на взаимодействие человека с окружающими. Особенно это проявляется в готовности участвовать в групповых мероприятиях, способствовать развитию контактов, взаимодействий и взаимоподдержки.

Чувствительность к другим людям проявляется в способности людей сочувствовать другим, принимать близко к сердцу их проблемы, в умении поставить себя на место другого и т.п. Люди, обладающие такими чертами индивидуальности, хорошо воспринимаются в коллективе и стремятся к общению с людьми.

Стабильность в поведении человека играет большую роль в установлении его взаимоотношений с окружением. Если человек стабилен, ответствен и в целом предсказуем, то окружение воспринимает его положительно. Если же он постоянно неуравновешен, капризен и склонен делать непредсказуемые шаги, то коллектив негативно реагирует на такого человека.

Самооценка, т.е. то, как люди смотрят на своё поведение, возможности, способности, внешность и т.п., оказывает сильное влияние на поведение человека. Люди с более высокой самооценкой обычно добиваются большего в жизни, так как они ставят перед собой более высокие цели и стремятся решать более сложные задачи. В то же время люди с низкой самооценкой очень часто ставят себя в зависимое положение и легко подчиняются людям с более высокой самооценкой.

Восприятие риска является важной поведенческой характеристикой, наглядно отражающей индивидуальность человека. Люди, склонные к риску, меньше времени затрачивают на принятие решений и готовы принимать решения с меньшим количеством информации. При этом результат решения отнюдь не обязательно хуже, чем у тех, кто скрупулёзно готовит решение и собирает всю необходимую информацию.

Догматизм обычно является чертой характера индивидов с ограниченным взглядом. Догматики видят окружение как сосредоточение угроз, ссылаются на авторитеты как на абсолюты и воспринимают людей по тому, как они относятся к догмам и абсолютным авторитетам. Обычно догматиками бывают люди, обладающие авторитарными чертами характера. Догматики не склонны к поиску большого объёма информации, достаточно быстры в принятии решения, но при этом демонстрируют очень высокий уровень уверенности в аккуратности и правильности принятых решений. Отмечено, что догматики предпочитают работать в хорошо структурированных группах независимо от того, какую позицию они занимают в группе. Отмечено также, что догматики плохо осознают то, как они проводят своё время при выполнении работы, и то, что они слабо справляются с управленческой работой.

Комплексность осознания явлений как характеристика индивидуальности человека отражает его способность разлагать познаваемое явление на части и интегрировать, синтезировать общие представления или заключения об осознаваемом явлении. Люди с высокой комплексностью осознания проявляют большие способности к обработке информации, рассматривают большее количество альтернатив и принимают более комплексные решения, чем люди с низкой комплексностью осознания. Отмечено, что руководители с высокой комплексностью осознания в ситуациях с большим разнообразием среды лучше справляются со своими обязанностями, что этот тип руководителей более склонен к широким контактам с людьми, чем руководители с низким уровнем комплексности осознания, а также то, что данные руководители стремятся к использованию разнообразных ресурсов при решении задач.

Сфера контроля отражает то, как индивид смотрит на источник факторов, определяющих его действия. Если человек считает, что его поведение зависит от него самого, то в этом случае для него характерно наличие внутренней сферы контроля (интроверты). Если же он считает, что все зависит от случая, внешних обстоятельств, действий других людей, то считается, что он имеет внешнюю сферу контроля (экстраверты). Интроверты лучше контролируют свои действия, более ориентированы на достижение результатов, более активны, более удовлетворены своей работой. Им нравится неформальный стиль управления, они любят воздействовать на других, но не любят воздействовать на себя, любят занимать руководящие позиции. Экстраверты же, наоборот, предпочитают формальные структуры, предпочитают работать под директивным руководством. Если же они занимают руководящие позиции, то широко используют методы силового воздействия.

Необходимость изучения индивидуальности человека вызывается тем, что обычно делается множество неверных заключений о людях, об их характеристиках, их индивидуальности. Связано это с тем, что люди при познании других опираются на стереотипы, предубеждения, необоснованные обобщения. Делая неверные выводы об индивидуальности людей, создаётся основа для вредных конфликтов, скандалов, сплетен, трудностей в общении и взаимодействии людей.

Индивидуальность поведения человека зависит не только от его персональных черт, но и от ситуации, в которой осуществляются его действия. Поэтому изучение человека всегда должно вестись в совокупности с изучением ситуации.

Наконец, при изучении индивидуальности человека необходимо принимать во внимание его возраст. Человек проходит в своей жизни различные стадии, которым соответствует разное состояние его индивидуальности. Поэтому, делая выводы о характере человека, его персоналии, необходимо исходить из того, что его поведение очень сильно определяется тем, в какой возрастной стадии он находится.

Только учёт всех этих факторов в совокупности может дать ключ к пониманию характеристики индивидуальности человека.

Жизненный путь личности

Понятие жизненного пути

Жизненный путь – «это история формирования и развития личности в определённом обществе, современника определённой эпохи, сверстника определённого поколения». Историческая природа личности требует от психолога изучения или хотя бы учёта исторических обстоятельств её жизни. В психологии биография человека всегда служила богатым источником знаний о личности, но, что ещё важнее, она сама является предметом психологического изучения.

«Положение о том, что развитие — основной способ существования личности на всех этапах её индивидуального пути, выдвигает перед психологией в качестве одной из наиболее актуальных и наименее исследованных задачу психологического исследования целостного жизненного пути личности».

Соотношение биографических событий и моментов естественного жизненного цикла индивида; фазы, периодизация жизни; кризисы развития личности; типы биографий; возрастные особенности внутреннего мира человека; роль духовных факторов в регуляции социальной жизнедеятельности; возрастная динамика творческой продуктивности; общая производительность жизненного пути; удовлетворённость жизнью и т.д. — вот тот далеко не полный перечень вопросов, касающийся самой природы жизненного пути.

Психологическая перспектива личности, включающая определённые аспекты и протяжённость прошлого, настоящего и будущего, представляет собой то феноменальное поле, в котором в конкретный период своей жизни личность на основании актуального опыта делает прогнозы, строит планы, осуществляет реальное поведение. Тем самым, психологическая перспектива личности является субъективной репрезентацией направления жизни на её определённом этапе и в этом отношении она, как правило, уже субъективной картины жизненного пути. Исследователи проблемы жизненного пути нередко касаются и проблемы жизненной или психологической перспективы, но, тем не менее, не разводят эти понятия. Обращаясь к этой проблеме, принято ссылаться на ряд исследователей — К. Левина, Л. Франка, Дж. Нюттена, Р. Кастенбаума.

Особое место в этом ряду занимает концепция, разработанная Куртом Левиным. Согласно ему, временная перспектива определяется характеристиками психологического поля в данный момент времени. При этом в поле объединяются только события и представления, актуализированные в связи с наличной ситуацией; этот факт приводит к утрате «фундаментальных временных отношений — отношений последовательности событий», что в свою очередь способствует затруднению их точного соотнесения с хронологическим временем, обнаруживая актуальные для субъекта свойства и процессы. К. Левин выделял в протяжённости временной перспективы зоны настоящего и отдалённых прошлого и будущего, а в пространстве — уровни реального и ирреального.

Краткосрочность временного горизонта, по мнению К. Левина, характеризует «примитивность» поведения. Эксперименты А. Лебланка, сравнивавшего временную перспективу у разных возрастных групп, подтвердили эти наблюдения: самая короткая перспектива обнаружена у детей 9-12 лет, юноши 14-17 лет её существенно удлиняют, но самый большой масштаб временной перспективы наблюдается в возрасте 18-24 лет, В последующем — до возраста 65-90 лет, сформированная перспектива, как правило, сохраняется. Увеличение временной перспективы в онтогенетическом развитии сопровождается её заполнением достойными целями и смыслами: «позитивная временная перспектива, создаваемая достойными целями, — это один из основных элементов высокой морали.

В то же время – это реципрокный процесс: высокая мораль сама создаёт длительную временную перспективу и устанавливает достойные цели». Временная перспектива, в которую отдельные индивиды и социальные группы помещают свои жизненные цели и средства, серьёзно влияет на повседневное поведение. По наблюдениям Л. Франка, бережливость, умеренность, предусмотрительность, как качества конкретного социального класса, могут быть следствием короткой временной перспективы, когда предметом заботы оказываются только ближайшие события.

Нередко в понятии временной перспективы акцентируется направленность человека на будущее, в этих случаях принято говорить о перспективном целеполагании, планировании, построении модели будущего, смыслостроительстве, принятии и реализации намерений деятельности.

Разные авторы по-разному пытаются выразить мысль о неоднородной структуре субъективного будущего, наличии в нем элементов, несущих различную функциональную нагрузку. Так, разводятся понятия «жизненный план» и «жизненная программа» (Л.В. Сохань, М.В. Кириллова, 1982). И то, и другое представляют собой систему целей, но если в жизненной программе цели фиксируются без жёсткого определения сроков их выполнения, то жизненные планы приурочены к конкретным датам. Целевая структура будущего не вызывает сомнений, но лишь в отдельных случаях принято (П. Герстманн, 1981) разделять цели, например, на конечные и вспомогательные. Конечные цели иногда обозначаются как идеалы, подчёркивается их стабильность, длительное инвариантное существование. Вспомогательные цели, или цели средства, с одной стороны, конкретны, с другой стороны, характеризуются изменчивостью, легко преобразуются в зависимости от жизненной ситуации.

В той мере, в какой человек сам организует и направляет события жизненного пути, строит собственную среду развития, избирательно относится к тем событиям, которые не зависят от его воли (например, общественно-исторические макрособытия современности), он является субъектом жизнедеятельности.

В понятии жизнедеятельности отражается активная роль человека в собственной судьбе. Степень этой активности может быть различной в зависимости от зрелости характера, его самобытности. По этому основанию можно различать уровни жизнедеятельности и связанные с ними типы личности. (При этом, однако, нельзя абстрагироваться от общественно-исторического смысла ценностей, ради которых живёт и борется личность.) На одном полюсе — жизнь, подчинённая обстоятельствам, шаблонное выполнение социальных ролей, так сказать, жизнь-автоматизм. На другом полюсе — жизнетворчество, когда жизнедеятельность, воплощённая в конкретных формах социального поведения и деятельности, направляется субъектом в соответствии с коренными отношениями, установками, когда жизнедеятельность адекватна характеру и является самовыражением. Истинно творческое самовыражение должно основываться на правильном отражении обстоятельств и последствий собственного поведения, на отражении объективных законов действительности.

Жизнетворчество происходит в социальном поведении (поступках), в общении, труде и познании. Жизненный путь творческой личности насыщен событиями — событиями среды, поведения, внутренней жизни. Эта событийность сказывается на характере и полноте воспоминаний. По воспоминаниям можно судить о типе личности.

Единство сознания и деятельности — это в биографическом плане единство внутренней и внешней жизни. В широком смысле слова понятие внутренней жизни охватывает все феномены психической деятельности.

Внутреннюю жизнь следует рассматривать как психологическую составляющую жизненного пути. Она не только отражает реальные события, но и сама является субъективной реальностью — жизнью. Действительно, духовная биография может быть не менее содержательной и значительной, чем объективная картина жизни. Иногда и в жизнеописании она выдвигается на первый план.

“Клеточкой” внутренней жизни является переживание. В “Основах общей психологии” С.Л. Рубинштейн отмечал всеобщий характер этого явления, считал его личностным, субъективным аспектом сознания в целом.

“Переживание, — отмечает С.Л. Рубинштейн, — это первично прежде всего психический факт, кусок собственной жизни индивида в плоти и крови его, специфическое проявление его индивидуальной жизни. Переживанием в более узком, специфическом смысле слова оно становится по мере того, как индивид становится личностью и его переживание приобретает личностный характер… Переживания человека — это субъективная сторона его реальной жизни, субъективный аспект жизненного пути личности”.

В этом, втором смысле слова переживания можно назвать биографическими переживаниями. В самом деле, их предметом являются события биографии, отражённые в процессах памяти, мышления, воображения. Посредством их осуществляется регуляция жизнедеятельности, и, наконец, сами они могут стать событиями жизни.

Переживания существуют в форме эмоционально насыщенных процессов, например мнемических, которые в личностно-биографическом плане выступают как процессы исторической памяти — воспоминания. Как всякое биографическое переживание, воспоминание включено в жизнедеятельность личности. В связи с жизнедеятельностью память изучена гораздо меньше, чем в связи с более частными видами деятельности, скажем с учением. Законы запечатления, сохранения, забывания и воспроизведения в системе исторической памяти имеют свою специфику, определяемую жизненной значимостью запечатлённых событий. Так, в отличие от простых форм памяти в воспоминаниях есть такие образы, которые обладают сверхдолговременностью, сверхпрочностью вследствие неповторимости событий. Причём важна не столько эмоциональная окраска образа, сколько его содержание, жизненная значимость.

“Неприятное сохраняется особенно долго и прочно потому, что оно постоянно переживается не как известное страдание, но как известный “урок жизни”. Приятное сохраняется как известный момент продвижения жизни вперёд”.

Это давнее предположение Б.Г. Ананьева подтвердилось в экспериментах П.В. Симонова.

“Воспоминания о лицах, встречах, жизненных эпизодах, отнюдь не связанных в анамнезе с какими-либо из ряда вон выходящими переживаниями, подчас вызывали исключительно сильные и стойкие, не поддающиеся гашению при повторном воспроизведении, объективно регистрируемые сдвиги. Более тщательный анализ этой… категории случаев показал, что эмоциональная окраска воспоминаний зависит не от силы эмоций, пережитых в момент самого события, а от актуальности этих воспоминаний для субъекта в данный момент”.

Не только сохранение, но и забывание биографических фактов определяется их жизненным значением, на что обратил внимание ещё 3. Фрейд. Забывание как непроизвольное вытеснение образа из сознания реально. Но реально и другое, когда человек хранит событие в памяти, но намеренно избегает воспроизводить его, не желая причинить себе душевную боль, потревожить совесть. Воспоминания порой требуют мужества.

Воспоминания, воплощённые в эмоционально окрашенных представлениях, входят в состав актуальной структуры личности, образуют психическую “ткань” её самосознания. Путём обобщения воспоминаний формируется жизненный опыт личности.

“Благодаря памяти в единстве нашего сознания отражается единство нашей личности, проходящее через весь процесс её развития и перестройки. С памятью связано единство личного самосознания. Всякое расстройство личности. доходящее в крайних своих формах до её распада, всегда поэтому связано с амнезией, расстройством памяти, и притом именно этого, “исторического” её аспекта”.

Воспоминания имеют решающее значение для осознания человеком собственной жизни овладения своим опытом, для регуляции на этой основе жизнедеятельности.

Внутренняя жизнь может также осуществляться в процессах воображения. Для разных людей воображаемая жизнь — в мечтах, надеждах, предвидениях — имеет неодинаковое значение. Иногда она чуть ли не полностью замещает жизнь действительную. Уход от действительности в область воспоминаний или мечты имеет смысл “защиты”. Однако такой стиль внутренней жизни демобилизует человека, снижает уровень его социальной активности. Оптимально, когда насыщенная внутренняя жизнь соразмерна жизни действительной, иначе она сама, в конце концов, истощается.

“Для того, чтобы пережить, нужно, прежде всего, жить. От полноты и силы жизни, от общественного бытия человека зависит характер человеческих переживаний, их глубина и правдивость — соответствие жизни”.

Переживания, несомненно, имеют и мыслительный компонент. Процессы мышления участвуют в решении жизненных, нравственных задач, предполагающих совершение выбора, построение стратегии поведения. Точка зрения на жизнь человека как на цепь задач, типичных для определённого возраста или возникающих при столкновении с различными обстоятельствами, предполагает включение интеллекта в структуру личности. Определение линии поведения или даже линии всей жизни — творческая задача, адресованная в большой мере интеллекту.

Можно видеть, что функционирование мышления при решении жизненных задач во многом аналогично умственной деятельности в проблемной ситуации, вовсе не имеющей биографического значения. В том и другом случае есть своя подготовительная фаза, момент озарения и последующее всестороннее обоснование решения. Причём роль “подсказки” может сыграть даже случайное впечатление. Яркость, незабываемость моментов озарения, когда происходит открытие истины в её нравственном, жизненном значении, свидетельствует о том, что эти моменты вошли в духовную биографию человека, стали событиями.

Психологам предстоит изучить и понять особые качества всех психических процессов как переживаний. В потоке внутренней жизни память становится воспоминанием, воображение — мечтанием, мышление — средством постижения сути жизненных задач, внутренняя речь — голосом совести (на эту этическую функцию речи настойчиво обращал внимание Б.Г. Ананьев ещё в 40-е гг.). В этом, биографическом значении ум человека приобретает новое качество: “Способность, вырабатывающаяся в ходе жизни у некоторых людей, осмыслить жизнь в большом плане и распознать то, что в ней подлинно значимо, умение не только изыскать средства для решения случайно всплывших задач, но и определить самые задачи и цель жизни так, чтобы по-настоящему знать, куда в жизни идти и зачем,- это нечто бесконечно превосходящее всякую учёность, хотя бы и располагающую большим запасом специальных знаний, это драгоценное и редкое свойство — мудростью.

Переживания — динамический эффект всей структуры личности, которая наиболее интегрально представлена в характере и таланте (Б.Г. Ананьев). Динамика внутренней жизни в её биографическом значении пронизана идейными мотивами, на ней лежит печать мировоззрения, жизненной философии личности. В переживаниях выявляется ценностный аспект самосознания, актуализируются отношения личности, в том числе к себе, обобщённые в рефлексивных чертах характера — самолюбии, чувстве собственного достоинства, чести. Рефлексивные свойства, “хотя… и являются наиболее поздними и зависимыми от всех остальных, завершают структуру характера и обеспечивают его целостность. Они наиболее интимно связаны с целями жизни и деятельности, ценностными ориентациями, установками, выполняя функцию саморегулирования и контроля развития, способствуя образованию и стабилизации единства личности”.

Рефлексивные черты характера — это устойчивые свойства самосознания, которое в личностно-биографическом плане выступает как осознание себя субъектом жизненного пути, ответственного за свою судьбу — уникальную, неповторимую, единственную. В самосознании соотносятся, с одной стороны, жизненные планы и потенциалы личности, с другой — реальные достижения в творчестве, в карьере, личной жизни. Зрелый человек понимает закономерный характер своего пути, строит концепцию жизни, увязывая прошлое с настоящим и будущим. Самосознание невозможно без познания собственного бытия, случайного и необходимого в нем, актуального и потенциального, действительного и возможного. Глубина и адекватность этого познания во многом определяются интеллектуальностью и, если угодно, талантливостью человека.

Характер — интеграция свойств личности, генетически связанная с её тенденциями. Система потенций интегрирована в структуре способностей, и более того — в таланте. Психология таланта — нечто большее, чем психология способностей. Дело не только в разном уровне этих потенциалов. Талант — единство способностей на основе мировоззрения, жизненной направленности личности. Талант — эффект индивидуализации способностей, сплав их с характером. Вслед за Б.Г. Ананьевым мы считаем, что в понятии “талант” важен не столько уровень способностей, его составляющих, сколько их самобытность, соответствие склонностям, осознанность и саморегуляция. Характер и талант по отношению к жизненному пути выступают как субъективные его факторы, регуляторы жизненного процесса, социальной жизнедеятельности. Однако первично они сами являются продуктом биографического развития. Судьба талантливой личности, возможность её расцвета, индивидуальные особенности структуры таланта, область приложения творческих сил зависят от исторического времени, от классовой принадлежности личности, от обстоятельств социальной среды развития. История творческой деятельности неотделима от гражданской и личной судьбы человека. Вот почему психологические исследования таланта и исследования по характерологии непременно обращаются к биографическому материалу.

Будучи зависимым от биографии, талант в свою очередь накладывает отпечаток на судьбу личности. Осознание своего дарования подкрепляет чувство собственного достоинства, способствует ответственности за его реализацию и развитие, побуждает человека жить в соответствии с призванием. Таким образом, талант выступает своего рода императивом жизни. Более того, человек осознает социальную функцию своего таланта, свою обязанность решать назревшие задачи общественной жизни и тем самым отвечать на запросы современности. Иначе говоря, человек осознает не только свои потенциалы и призвание, но и свою общественную, историческую миссию — предназначение. Так бывает не у одних только великих людей, но у каждого сознательного субъекта с чувством социальной ответственности и чувством истории. Свой вклад в исторический процесс вносит каждый, и каждый в какой-то мере незаменим.

Талант, будучи императивом жизнедеятельности, служит и орудием её. В литературоведении высказана верная мысль о том, что талант в жизнетворчестве не менее ценен, чем в специальных видах деятельности.

Итак, многосторонние связи структуры личности, представленной талантом и характером, и жизненного пути определяют место этих интегральных образований в кругу биографических проблем: они результат жизненного пути и его регуляторы, более того — основа жизнетворчества.

Изучение биографических явлений имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Уясняя закономерности жизнедеятельности и жизненного пути, человек может лучше представить себе оптимальный вариант собственного развития, определить свой жизненный путь. Понимание роли личности в планировании и осуществлении жизненного пути способствует более ответственному отношению к нему, стремлению ставить серьёзные жизненные цели и достигать их осуществления.

Структурным воплощением жизненного процесса и его позитивной части — жизненной перспективы — становится жизненный план, который представляет собой стратегию жизни. Совокупность жизненных тактик образует жизненный сценарий. Существуют, по крайней мере, два подхода к объяснению процесса структурирования жизненного пути с помощью её планирования и сценарного воплощения.

Согласно первому подходу, представленному работами отечественных авторов (С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев и др.), личность осознанно выбирает и регулирует процесс жизни. Подчёркивается роль родителей в формировании представлений ребёнка о целях и структуре жизненного пути. В конечном итоге, по выражению С.Л. Рубинштейна, человек сам определяет своё отношение к жизни, гармонично или дисгармонично связывая между собой трагедию, драму и комедию. Он полагает, что только определённые соотношения этих мировоззренческих чувств этически оправданы, приемлемы, закономерны как выражение отношения человека к типичным ситуациям жизни.

Второй подход (Альфред Адлер (1870-1937), Карл Рэнсом Роджерс (1902-1987), Эрик Берн (1902-1970) и др.) построен на уверенности в преимущественно бессознательном выборе жизненного плана и жизненного сценария, который осуществляется на ранних стадиях развития ребёнка. Согласно этим концепциям, жизненный план рассматривается как прогнозирование собственной жизни и её реализация в представлениях и чувствованиях, а сценарий жизни — как постепенно развёртывающийся жизненный план, ограничивающий и структурирующий жизненное пространство личности.

На выбор жизненного сценария влияет целый ряд факторов, которые обсуждаются в рамках этого подхода. Такими факторами являются порядок рождения ребёнка в семье, влияние родителей (их действий, оценок, эмоциональной поддержки или депривации и др.), влияние дедушек и бабушек, принятие ребёнком своего имени и фамилии, случайные экстремальные события и др.

Жизненный план формируется на основе ранних жизненных событий, впечатлений, которые соотносятся с каким-либо знакомым ребёнку сценарием, заимствованным из сказки, рассказа, истории, мифа, легенды, картины. Сценарий запускается в детском возрасте. В подростковый период он проходит стадию доработки, приобретает определённую структуру. Позднее он используется взрослым человеком для структурирования жизненного пространства, оптимального взаимодействия с окружающим миром и прогнозирования ближайшего и отдалённого будущего.

Основными составляющими сценария являются:

  • герой, с которым идентифицирует себя ребёнок;
  • антигерой, который воплощает отвергаемые ребёнком черты;
  • идеальный герой, черты характера которого пока отсутствуют у ребёнка именно он определяет направление личностного роста;
  • сюжет — модель событий;
  • другие персонажи, участвующие в жизненном процессе;
  • свод нравственных правил.

Личность способна выбирать разные сценарии или модели поведения. Одни из них могут способствовать успеху, другие — приводить к неудаче, но все они позволяют ребёнку и взрослому структурировать жизнь, задавать ей определённое направление, которое обеспечивает возможность достижения жизненной цели.

В соответствии с теоретическими и эмпирическими исследованиями жизненных планов разрабатываются психотерапевтические приёмы, направленные на диагностику, а в случае необходимости — и на изменение «сценария неудачника».

Событие и классификация событий

Событие — это однократное происшествие, психологически значимое для отдельной личности. Жизненные события поддаются классификации и могут быть описаны в процессуальных или структурных терминах.

В зависимости от того, к какой сфере жизни они относятся, говорят о физических, биологических, социальных и психологических событиях. В зависимости от того, происходят ли они вокруг индивида, с ним самим или внутри него, различают внешние (средовые), поведенческие (поступки) и внутренние (духовные) события. События, происходящие в собственной жизни индивида, называют индивидуальными, а те, в которых он выступает как объект исторических обстоятельств, — социокультурными. По степени их массовости, повторяемости и предсказуемости различают обычные (нормативные) и случайные (исключительные) события.

Б.Г. Ананьев различал события окружающей среды и события поведения человека в среде. События среды представляют собой существенные перемены в обстоятельствах развития, произошедшие не по инициативе субъекта жизни. Это могут быть, в первую очередь, силы «макросреды», олицетворением которых выступает сама история, являющаяся, по выражению Ананьева, основным партнёром в жизненной драме человека. Исторические события человек может воспринимать пассивно, страдательно, а может активно вовлекаться в них. К примеру, военные конфликты, экономические катаклизмы становятся событиями в жизни целых поколений, радикально изменяют образ и ход жизни. Существует ряд внешних событий, связанных с культурными традициями того или иного общества (религиозные праздники, национальные памятные даты, крещение, свадьба и др.). Другой разновидностью этого вида событий выступают перемены в микросреде. Таковы рождение и смерть родственников, происшествия на работе и другие значимые или даже роковые случаи, нарушающие планы человека.

Вторая группа — события поведения человека в окружающей среде, то есть его поступки. Под поступком понимается единица общественного поведения личности. Поступки становятся событиями не только в жизни человека, но влияют на временно-пространственные параметры жизни окружающих, могут приобретать статус «события».

В.И. Слободчиков в определении поступка подчёркивает его сознательность, придаёт поступку характер акта нравственного самоопределения, в котором человек утверждается как личность в своём отношении к другому, себе самому, к обществу и миру. Соответственно классам отношений выделяются классы поступков. Отношение к людям выражается классом коммуникативных поступков, отношение к деятельности — в профессиональных поступках, отношение к обществу — в гражданских. Поступки-события служат не только достижению конкретных целей, но и способствуют формированию новых временных перспектив, утверждают или отрицают определённые ценности.

Поиск и принятие ценностей, оставляющих духовное становление личности во времени, позволили выделить особую группу — события внутренней жизни. В отличие от первых двух групп события внутренней жизни зачастую недоступны прямому наблюдению, поэтому они длительное время оставались «не охваченными и неисследованными, … хотя занимают центральное место в развитии личности». Прежде всего, это события-впечатления, под влиянием которых происходит скачкообразное изменение временных перспектив. Эти события нередко подготавливаются исподволь, задолго до их наступления; в то же время значительные внешние события зачастую «пробиваются» во внутренний мир человека, становясь одновременно и событиями-впечатлениями. Н.А. Логинова, определяя события, предлагая их классификацию, подчёркивает, что события всегда дискретны, ограничены во времени; эти качества отличают событие от медленно эволюционирующих обстоятельств жизни. В то же время, она не отрицает, что событие может иметь пролог и долго действующие последствия.

Для прагматических целей Головаха и Кроник предлагают членить события в соответствии с их принадлежностью к определённой сфере жизни: события в обществе; в природе; в мыслях, чувствах, ценностях; в состоянии здоровья; в семье и быту; связанные с работой, образованием, общественной деятельностью; события в сфере досуга, общения, хобби.

События могут быть различены в связи с их способностью вызывать кризисные, высокоэмоциональные переживания и распространяться извне во внутрь и, наоборот; из одной сферы жизни в другую. Такое определение события перекликается с мыслью синергетиков о том, что случай приобретает статус события только в силу его органического тождества природе человека. Так определяемое событие способно либо раскрывать потенциал личности, либо нести разрушительный заряд для идентичности человека, заставлять его искать новые опоры и способы взаимодействия с миром.

Другим основанием классификации событий может выступать их способность провоцировать поведение. Человек не совершает поступка, если для этого у него нет причины, незначительные события, скорее всего, останутся без коннотативного ответа. Только значимые интенсивные события приводят не только к эмоциональному накалу, но и к поступку, целенаправленному поведению.

Во-вторых, принимая целесообразность традиционного для психологии рассмотрения события как точечного, локализованного во времени и пространстве, следует учитывать, что событие имеет не только содержательную, но и временно-пространственную структуру. Даже если что-то происходит на первый взгляд внезапно, то этот факт свидетельствует лишь о том, что событие готовилось, развивалось «подспудно», по каким-то причинам оставалось без внимания, или просто не осознавалось. Понимание такой природы событий подводит нас к рассмотрению изменений в жизни не как отдельных, дискретных, даже случайных, а как строго упорядоченных, находящихся в системе, поскольку наступление одного события уже означает «рождение» следующего или нескольких, но эти динамические тенденции означиваются через события много позже.

Личностный уровень организации времени

Индивидуальная способность к регуляции времени начинает развиваться со способности к планированию, к определению чередования смены активности и пассивности, как выработки целесообразного ритма деятельности. При анализе способности к регуляции времени следует учитывать все уровни — от простого напряжения физических сил, нервно-психических усилий, включая работу памяти, внимания, мышления, до организации деятельности в её временной последовательности, скорости. При этом каждый уровень регуляции времени становится средством решения задачи темпоральной организации на следующем уровне.

Так, психическая регуляция выступает средством регуляции деятельности, а последняя является условием превращения личности в субъекта. Высший уровень развития способности к планированию, эффективной реализации разных форм деятельности, их чередования, построению смысловой иерархии способствует становлению личности как субъекта организации жизни, самостоятельно определяющего содержание и длительность жизненных периодов. Одним из реальных критериев организации времени жизни выступает своевременность, которая позволяет соотносить объективные требования хода социального и других внешних времён с различными аспектами внутреннего, субъективного времени.

Последовательность основных жизненных шагов — в профессии, в семье, в творческой жизни — располагается каждым человеком в субъективном ценностно-временном измерении, где они получают временную личностную оценку: «рано», «поздно», «скоро будет поздно». Эти темпоральные оценки выступают важнейшей составляющей жизненной мотивации и регуляции взаимоотношений личности с объективным временем.

Так, с одной стороны, люди разделяются на тех, кто слабо включён в социальные процессы, осознает свободное время как ценность, но не всегда присваивает его как таковое, и тех, кто включён в социальную динамику, находится в прямых, жёстких связях с социальными условиями. С другой стороны — на тех, чья активность носит стихийных характер, достигает оптимальности случайным подражательным путём, и тех, кто, проявляя активность, учитывает закономерности общественного времени (В.И. Ковалев, 1979) Эти качества — характер регуляции времени и уровень активности — позволили В.И. Ковалеву выделить четыре типа личностной регуляции времени:

Стихийно-обыденный тип регуляции времени. Личность находится в зависимости от событий, обстоятельств жизни, не успевает за временем, не может организовывать последовательность событий. Этот способ организации жизни характеризуется ситуативностью поведения, отсутствием личностной инициативы.

Функционально-действенный тип регуляции времени. Личность активизирует течение событий, своевременно включается в них.

Созерцательный тип. Проявляется в пассивности; пролонгированные тенденциии обнаруживаются только в духовной, интеллектуальной и творческой жизни. Понимание сложности и противоречивости жизни не позволяет проявить собственную активность.

Творчески-преобразующий тип. Представляет оптимальное сочетание активности и пролонгированной регуляции времени.

Эта типология, как считает Абульханова-Славская, позволяет убедиться в ограниченности событийного подхода к анализу жизненного пути, поскольку для последних двух типов жизненный путь выступает как непрерывная линия, в которой сглаживаются акценты на конкретных событиях.

Представления о судьбе, как о жизненном пути

В современной зарубежной психологической науке проблемой жизненного пути занимались многие авторы, такие как Ш. Бюлер, Г. Олпорт, У. Деннис, Х. Леман, В. Дильтея, Э. Шпрангер, Л. Зонди, Адлер, Эрик Берн. Они предлагали различные идеи в соответствии со своей научной концепцией.

Первое систематическое изучение закономерностей жизненного пути было предпринято Ш. Бюлер и её сотрудниками в Венском психологическом институте в 20-30-е годы. Она провела аналогию между процессом жизни и процессом истории и объявила жизнь личности индивидуальной историей. На большом эмпирическом материале было установлено, что, несмотря на индивидуальное своеобразие, существуют закономерности регулярности в сроках наступления оптимумов жизни в зависимости от соотношения духовных, ментальных» и биологических витальных тенденций. Так же были обнаружены различные типы жизненного развития личности. Ш. Бюлер пыталась понять жизнь не как цепь случайностей, а через её закономерные этапы. Жизненным путём личности она называла индивидуальную, или личную, жизнь в её динамике.

Выделился ряд аспектов, составляющих объективную логику жизни:

  • последовательность внешних событий;
  • смена переживаний, ценностей, как эволюцию внутреннего мира человека, как логику его внутренних событий;
  • результат его деятельности.

Ш. Бюлер, как и многие другие психологи абсолютизировала роль детства в жизненном пути личности. Она считала, что на этой стадии развития закладывается проект всей жизни.

А. Адлер для обозначения понятия жизненного пути использовал понятие жизненный стиль, который ввёл в 1926 году.

На его взгляд стиль жизни это значение, которое человек придаёт миру и самому себе, его цели направленность его устремлений.

А. Адлер считал, что значение жизни постигается впервые четыре или пять лет жизни и подходит к нему человек через ощущения, которые не до конца понимаются. К концу пятого года жизни ребёнок достигает единого паттерна поведения, собственного стиля в подходе к проблемам и задачам.

А. Адлер выделил четыре типа жизненных стилей:

  • полезный;
  • правильный;
  • избегающий;
  • получающий.

По мнению А. Адлера, мы самоопределяемся теми знаниями, которые мы придаём происходящему с нами. И все это выражается в ранних воспоминаниях. Так как для запоминания человек выбирает то, что ощущается, хотя и очень смутно им, как связанное с его нынешней жизнью.

Транзакционный анализ показывает как «устроены» психологически люди, как они выражают свою индивидуальность в поведении. Ключевыми его идеями являются понятие о модели эго-состояний и сценарии жизни.

Впервые теория сценария была разработана Э. Берном и его коллегами, особенно Клодом Стайнером, в середине 60-ых годов. С тех пор концепция сценария стала одной из важных частей теория трансакционного анализа и в настоящее время является центральной. Э. Берн в понятие судьбы вкладывал понятие жизненного пути. Он считал, что судьба каждого человека определяется в первую очередь им самим, его умением мыслить и разумно относиться ко всему происходящему в его жизни и окружающем его мире. Каждый человек, ещё в детстве, в принципе часто бессознательно думает о своей будущей жизни, прокручивает в голове свои жизненные сценарии. Сценарий — «это постепенно развёртывающийся жизненный план, который формируется ещё в раннем детстве в основном под влиянием родителей. Э. Берн разграничивает понятия жизненного пути и жизненного сценария человека. Он говорит, что жизненный путь- это то, что происходит в действительности.

Продуктом действия различных сил оказываются различные типы жизненного пути, которые могут смешиваться и вести к одному или другому типу судьбы. Типы судьбы: сценарный и не сценарный насильственный или независимый.

Леопольд Зонди, швейцарский психолог, психотерапевт и психиатр, автор одного из направлений глубинной психологии — психологии судьбы и оригинальной проективной методики, сделал понятие «судьбы» центром своей психологии, найдя в нем самое подходящее выражение, которое охватывает все, что касается человеческой жизни.

Что касается психологии судьбы, там человек рассматривается как существо, которое, хотя и подвергалось с самого начала своей жизни определённому принуждению, но по мере возрастания зрелости получает шанс выбирать, исходя из своих возможностей, и тем самым реализовывать свою свободу.

Поэтому судьба может быть навязанной или свободной.

Леопольд Зонди считал, что к навязанной судьбе человека относится:

  • наследственность, т.е., прежде всего, все то, что было получено им от своих предков;
  • окружающая среда;
  • социальная среда, в которой появляется на свет ребёнок.

Зонди была разработана психология человеческой свободы.

Сущность психического заключалась для него в стремлении человека к свободе. Благодаря личностно обусловленным способностям решать и выбирать, человек не является ни рабом своей природы, ни игрушкой окружающего его мира.

Таким образом, можно говорить о том, что многие психологи обращались к проблеме судьбы, как жизненного пути личности и видели как минимум два возможных варианта развития. Судьба может быть объективно-предопределённой, где предопределённость — это когда событие происходит в данном месте и в определённый момент неизбежными и единственно возможным образом. При этом предопределённость зависит от ряда причин, в большинстве своём берущих истоки из раннего детства, значение которого практически у всех абсолютизировалось. Или она есть субъективно — преобразующаяся линия жизни, которая зависит от самого человека, от его осознания того, что с ним происходит, и желания что-либо изменить.

Список использованной литературы

  1. Асмолов А.Г. Психология личности – М.,-МГУ, 1990.
  2. Маклаков А.Г. Общая психология – СПб, 2000.
  3. Мережников А.П. Материалы к лекциям по курсу «Общая психология» Магнитогорск, 2008.
  4. Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В. Философско-психологическая концепция С.Л. Рубинштейна. М.: Наука, 1989. 243 с.
  5. Анцыферова Л.И. Психология формирования и развития личности // Человек в системе наук. М., 1989. С. 426-433.
  6. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: МГУ, 1990. 367 с.
  7. Барабанщиков В.А. Системная организация и развитие психики // Психол. журн. Т. 24. № 1. 2003. С. 29-46.
  8. Брушлинский А.В. Психология субъекта / Отв. ред. В.В. Знаков. — М.: Институт психологии РАН; СПб.: Изд-во «Алетейя», 2002. 272 с.
  9. Глинский Б.А., Грязнов Б.С., Дынин Б.С., Никитин Е.П. Моделирование как метод научного исследования. М.: МГУ, 1965. 248 с.
  10. Дружинин В.Н.Экспериментальная психология. М., 1997.
  11. Знаков В.В. Психология субъекта как методология понимания человеческого бытия // Психол. журн. Т. 24. № 2. С. 95-106.
  12. Левин К. Динамическая психология. М.: Смысл, 2001. 572 с.
  13. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. М.: Смысл, 1999. 533 с.
  14. МакВильямс Н. Психоаналитическая диагностика. М., 1999.
  15. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М.: Педагогика, 1986.
  16. Проективная психология / Пер. с англ. М.: Апрель-Пресс, 2000. 528 с.
  17. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М.: МГУ, 1980.
  18. ДЖ.Капрара, Д.Сервон. Психология личности –Питер-2003г.

Скачать контрольную работу

А что думаете Вы о статье "Индивидуальность личности и её жизненный путь. Контрольная работа по «Психологии личности»" Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


http://michaeltitov.ru/

Рад видеть Вас на моём сайте. Здесь я делюсь своими мыслями и идеями.

    Блог Михаила Титова (Школа Здоровья)
    Рад видеть Вас на моём сайте. Здесь я делюсь своими мыслями и идеями.