Методологические основы психологии. Шпоры
Методологические основы психологии. Шпоры

Методологические основы психологии. Шпоры

Методология в составе научного знания

Методология науки — это система знаний о принципах построения, формах и способах организации научного по­знания, а также о способах установления степени достаточ­ной обоснованности и верифицированности знаний, полу­чаемых в процессе научного исследования естественных (природных) и социальных явлений.

Когда рассматриваются методологические основания со­временной научной психологии, часто собственно методо­логические проблемы смешиваются с проблемами теорети­ческими, с одной стороны, и с проблемами методическими, с другой стороны. Эти две группы проблем полезно разво­дить. Укажем основания такого разведения.

Методологические проблемы психологии, как правило, свя­зываются с поиском ответов на два центральных для психо­логии вопроса:

  • Что выступает предметом исследования в психологии? Что такое психика?
  • Как добиться научной достоверности и объективности знаний, получаемых в процессе исследования психиче­ских явлений?

Теоретические проблемы психологии, как и любой другой науки, возникают в связи с построением конкретных психо­логических теорий, направленных на объяснение опреде

  • Как объяснить особенности состава, структуры, функций, происхождения, формирования и развития различных психических явлений?
  • Какие закономерные, причинно-следственные связи ле­жат в основе формирования, развития психических явле­ний?

Методические проблемы связаны с планированием, орга­низацией и анализом конкретных способов получения но­вых научных результатов, с ответами на вопросы:

  • Какие существуют конкретные способы (методы) получе­ния новых научных данных?
  • Как могут быть организованы конкретные условия и какие средства могут быть использованы для получения новых научных данных?

Как правило, выделяется три уровня методологического анализа научных исследований и получаемых результатов — научных знаний: общефилософский, общенаучный и конк­ретно-научный.

Общефилософский уровень методологической ориенти­ровки определяется теми философскими позициями, кото­рые занимает ученый по отношению к изучаемым явлениям. Диапазон возможных стихийных или осознаваемых фило­софских позиций достаточно широк, и их последовательный анализ или обоснование требует от исследователя высокой философской культуры.

Общенаучный уровень методологической ориентировки обеспечивает обоснование тех критериев, в соответствии с которыми организация исследований и получаемые резуль­таты признаются научными и относительно верными для данного уровня развития познавательной деятельности.

Конкретно-научный уровень методологии обеспечивает ориентировку в организации научной деятельности и в ана­лизе научных знаний в рамках каждой конкретной науки.

Общефилософский уровень методологии

Общефилософский уровень методологических представ­лений определяет основы мировоззрения субъекта, познаю­щего мир. Такие представления могут быть совместимы с общенаучными методологическими позициями (см. ниже), но могут быть и прямо противоположны. Так, в качестве основ­ных общефилософских позиций при исследовании психиче­ских явлений наиболее часто указывается следующий ряд рассуждений.

Какие существуют философские позиции, определяющие место и роль психических явлений в мире?

На уровне общефилософского анализа психических явлений можно выделить несколько основных философско-методологи-ческих позиций, которые можно занимать в интерпрета­ции значения, роли, сущности, а также причин возникновения психики в мире. Такие позиции наиболее отчетливо проявля­ются в ответе на вопрос: что выступает первоосновой (суб­станцией) всех явлений во Вселенной?

Позиция панпсихизма. В основе всего существующего за­ложена единая субстанция, являющаяся первоосновой все­го существующего. Психические характеристики так же, как и материальные характеристики, представляют собой свойства (атрибуты) любого явления. Существует градация степеней одушевленности всех явлений в мире: все явления имеют большую или меньшую степень одушевленности.

Позиция идеализма. Первоосновой всего существующего выступает духовная субстанция — всеобщий разум или пер­сонифици-рованный Бог. Такой разум либо творит материю, либо материальные свойства явлений являются продуктами его восприятия и мышления. Если в качестве первоосновы, причины всего материального в мире признается творческий акт всеобщего разума или Бога, то это позиция объективного идеализма. Если же в качестве первоосновы, причины всего в мире субъект признает самого себя — деятельность своих ор­ганов чувств и своего мышления, то это позиция субъективно­го идеализма (позиция солипсизма).

Позиция материализма. Первоосновой всего признается одна субстанция — материя, существование которой под­чиняется объективным естественным законам развития. По мере эволюционирования, развития материальные яв­ления приобретают особые свойства — быть живыми и пе­редавать жизнеспособность другим организмам (см. опре­деление жизни в учебниках биологии). У некоторых живых организмов формируются и развиваются особые функцио­нальные способности и органы, которые обеспечивают ориентировку организма во внешней среде, построение на основе такой ориентировки собственной двигательной ак­тивности, а также переживание организмом внутренних со­стояний и отношений к событиям во внешнем мире. Сово­купность таких способностей (функций) живого организма относят к области психических явлений. При этом следует разводить позицию вульгарного материализма, утверждаю­щую, что психика есть особый вид тонкой материи, и пози­цию научного материализма, утверждающую, что психика есть особая, присущая живым организмам функция, форми­рующаяся и развивающаяся в процессах взаимодействия с окружающим миром.

Позиция дуализма. Первоосновами всего существующего предполагаются две субстанции: материя (вещество) и пси­хика (мышление, дух). При этом обе субстанции либо при­знаются сосуществующими параллельно, либо сосуществу­ющими в постоянном взаимодействии. Позицию дуализма явно или интуитивно (неосознанно) занимают сторонники психофизического параллелизма и некоторые представите­ли концепций психофизического взаимодействия (см. тек­сты по истории психологии).

Между такими крайними философскими позициями мо­гут наблюдаться смешанные, иногда противоречивые формы, которые не всегда осознаются авторами психологиче­ских текстов и которые не всегда легко бывает обнаружить.

Указанные позиции обычно не формулируются учеными при проведении исследований, но обязательно сказываются на интерпретации и характере объяснения результатов, по­лучаемых в процессах исследования.

К философскому уровню методологии относятся и во­просы о вере и атеизме, а также о возможности и невозмож­ности (агностицизм) объективного познания окружающего мира. В связи с этим заметим, что в своих конечных фило­софских основаниях любое мировоззрение опирается на веру. Например, ученый-атеист, стоящий на позициях научного материализма, также имеет особую форму веры. Он верит в то, что природа существует независимо ни от чьего со­знательного (психического) вмешательства и развивается по внутренне присущим ей законам. Ученый также верит в то, что такие законы природы он имеет возможность по­знавать, фиксировать и опираться на них при организации жизнедеятельности. В настоящее время, пожалуй, полезно признать, что споры и дискуссии между разными людьми, направленные на выявление конечных (философских) оснований веры, пока не позволяют найти единственно верного решения.

Отметим также, что и среди ученых-естествоиспытате­лей, и среди ученых, исследующих психические явления, имеются глубоко верующие, религиозные люди. Это не обя­зательно служит препятствием к осуществлению серьезной научной деятельности. Тем не менее, в настоящее время при организации своих исследований ученый стихийно или осознанно вынужден опираться на общепризнанные науч­ные методы и придерживаться общенаучной методологии. В противном случае результаты его исследований не будут признаны в качестве научно обоснованных.

Общефилософский взгляд на мир определяет готов­ность человека разделять или отвергать: а) различные вари­анты ненаучных и научно обоснованных представлений, на которые может опираться мировоззрение человека; б) раз­личные варианты общенаучной методологии. Общенауч­ные методологические проблемы традиционно исследуют­ся в рамках таких систем знаний, которые получили наиме­нования «гносеология», «эпистемология», «теория и логика научного познания».

Общенаучный уровень методологии

Особенности ненаучного и научного познания

Наука — сфера человеческой деятельности, результатом которой является новое знание об объективно существую­щей действительности, отвечающее критериям относитель­ной истинности, которые совершенствуются и конкретизи­руются по мере развития методов научного познания (см. ниже). История развития науки позволяет сделать вывод о том, что знание не может являться абсолютным. Научные представления о различных явлениях постоянно дополня­ются, уточняются, а иногда — в периоды «научных револю­ций» — радикально преобразовываются.

Наряду с научно обоснованными знаниями, каждый че­ловек является носителем и ненаучных знаний. Не любое знание может быть признано научным или научно обосно­ванным.

На какие формы познания окружающего мира опирается человек?

Человек (и человечество) в познании окружающего мира опирается на различные формы познавательной деятельно­сти. Условно можно выделить четыре основных источника знаний, на которые в разной степени опирается человек, ориентируясь в окружающем мире и познавая его.

Обыденное, наивное познание: приобретается в повсед­невных формах взаимодействий с предметным миром и другими людьми преимущественно индуктивным путем, часто опирается на единичные, необобщенные факты, получаемые в индивидуальном жизненном опыте; осно­вывается на субъективной статистике совпадений или на ограниченном количестве наблюдаемых событий; зна­ния неполны и не систематизированы, недостаточно рефлексивны и осознаны; знания некритично заимству­ются на основе непосредственных прагматических или эмоционально-ценностных предпочтений.

Религиозно-мистическое познание, часто имеет гипотетико-дедуктивный характер, может строиться на системе взаимосвязанных постулатов и иметь видимость доста­точной обоснованности и систематизированности; опи­рается на веру, апеллирует к вере; основывается на «от­кровении» — непосредственной данности отдельным «из­бранным» личностям; принципиально не подлежит эмпирической верификации.

Эмоционально-ценностное познание: опирается на опыт эмоциональных переживаний субъекта и эмоциональ­но-оценочных отношений к окружающей действитель­ности; результаты субъективны и не могут быть зафикси­рованы однозначно, но могут выражаться в объективных произведениях искусства; предполагает многозначность интерпретаций событий и явлений с позиций эмоциональ­ных обобщений и ценностных отношений.

Научное познание: опирается на тщательно организован­ные и спланированные методы получения знаний, предпо­лагает постоянную верификацию получаемых знаний об­щечеловеческой практикой и экспериментом. Цель науч­ного познания — описание, объяснение и предсказание событий и явлений в окружающем мире на основе откры­ваемых законов. Результаты научного познания могут мак­симально однозначно транслироваться и при их использовании обеспечивают получение одинаковых результатов разными людьми.

Какие особенности характеризуют мировоззрение «идеального» ученого?

Общенаучный уровень методологии опирается на ряд поло­жений, которые могут быть сформулированы как общенауч­ные принципы «классического» естественно-научного исследо­вания.

  • Мир реален и объективен. События в мире происходят не­зависимо от нашего знания о них, независимо от нашего присутствия и наблюдения (исключая некоторые явления в микромире: в области биологии, социологии и психоло­гии).
  • Пространство, в котором происходят события, по своим фундаментальным свойствам однородно (изотропно): в любой области пространства явления, объекты и процессы подчиняются одним и тем же природным законам.
  • Время непрерывно и направлено от прошлого в будущее. События необратимы; следствия не могут быть раньше причин.
  • Явления в объективном мире взаимосвязаны, подчиняют­ся причинно-следственным связям и не могут протекать абсолютно изолированно друг от друга.
  • Законы (причинно-следственные связи), которым подчи­няются все явления и события в мире, объективны и по­знаваемы.

На указанной системе предположений стихийно или со­знательно базируется мировоззрение современных ученых, которые выступают представителями естествознания.

Из указанных мировоззренческих позиций вытекают и требования к получаемым в ходе научной деятельности зна­ниям. Научный результат должен быть инвариантным отно­сительно пространства, времени, типа объектов и типа субъ­ектов исследования.

В настоящее время ученые часто обсуждают проблему ме­тодоло-гического кризиса в современном естественно-на­учном познании. Это связано с тем, что в науке происходят быстрые и глобальные изменения. Возрастает количество методов исследования, которые приобретают все более опо­средствованный характер. Увеличивается сложность и коли­чество теорий и гипотез, подтверждение которых становится все более опосредствованным и косвенным. Исследования ведутся в междисциплинарных областях и охватывают все более отдаленные от повседневной жизни явления (кванто­вая механика, космология). Формулируются новые крите­рии «научности» в социальных и гуманитарных областях по­знавательной деятельности (Розин, 2000). С каждым годом растет количество знаково-символи-ческих средств, в кото­рых различными способами фиксируются результаты науч­ного познания. Таким образом, современные научные зна­ния становятся все менее однородными с точки зрения тра­диционных критериев «научности».

Как дифференцируются научные знания?

Традиционно научные области классифицируют по ряду оснований, в соответствии с которыми осуществляется и дифференциация научных знаний.

По различиям в объекте и предмете разграничивают:

  • естественные науки, изучающие природные (естествен­ные) явления;
  • гуманитарные и общественные науки, изучающие челове­ка и общество;
  • технические науки, направленные на «конструирование» искусственных объектов человеческой культуры из при­родного вещества на основе известных законов природы;
  • точные науки, направленные на «конструирование» зна­ково-символических средств, а также правил их преобра­зования и использования, которые обеспечивают логиче­скую и количественную точность, а также выступают средствами моделирования в процессах фиксирования результатов разнообразных исследований.

Опираясь на знаково-символические системы, разрабо­танные в точных науках, ученые получают возможность крат­ко, точно и относительно однозначно описывать, объяснять и прогнозировать различные свойства и особенности явлений.

По общему характеру целей научные исследования условно делят на:

  • Фундаментальные научные исследования направлены на глубокое познание реальности без учета практического эф­фекта от последующего применения знаний, на анализ но­вых природных явлений и поиск новых объяснений (тео­рий).
  • Прикладные научные исследования направлены на исполь­зование имеющихся научных знаний с целью построения технических объектов и решения разнообразных практи­ческих проблем, встающих перед человечеством.

На какие общенаучные методы познания явлений окружающего мира могут опираться ученые в своей деятельности?

В зависимости от того, на что направлена познаватель­ная деятельность ученого — на анализ единичных, уникаль­ных явлений или на обобщение явлений на основе установ­ления законов, выделяют два подхода в научном познании яв­лений:

  • направленность познания на наблюдение и описание уни­кальных, неповторяющихся событий и явлений, а также на регистрацию их особенностей.

Это идеографический подход, на который опираются, например, историографические на­уки. Такой подход может использоваться и в психологии для описания уникальных явлений или результатов неповторя­ющихся клинических наблюдений (Лурия, 1996);

  • направленность познания на обобщение и поиск законо­мерностей, которым подчиняется множество событий и явлений в мире. Это номотетический подход, который наиболее характерен для естественных наук (например, современная физика).

При реализации номотетического подхода в исследова­нии явлений полезно различать ряд общенаучных логи­ко-гносеологических методов научного познания.

Индуктивный метод естественно-научного познания был разработан и сформулирован Ф. Бэконом. Суть метода — по­следовательное максимально широкое получение опытных данных с их последующим обобщением. Этот метод получе­ния научных знаний позволяет зафиксировать и описать ре­зультаты наблюдений, измерений, экспериментов, но не по­зволяет указать внутренние, скрытые от непосредственного наблюдения причины событий и явлений.

С того момента, когда ученые в определенной области знаний начинают ставить вопросы, направленные на объяс­нение наблюдаемых событий и явлений, требуется другой метод познания — гипотетико-дедуктивное познание.

Гипотетико-дедуктивный метод естественно-научного познания и его эффективность были продемонстрированы научному сообществу Галилео Галилеем и Исааком Ньюто­ном. Метод опирается на ряд процедур: а) выдвижение ги­потез (и построение моделей), позволяющих объяснять и прогнозировать наблюдаемые события и явления; б) пла­нирование и проведение экспериментальных исследова­ний, позволяющих проверять прогнозы, которые вытекают из сформулированных гипотез; в) интерпретация получен­ных данных, на основе которых делается вывод о подтверж­дении или опровержении гипотез. Подтвердившиеся гипо­тезы приобретают статус научных теорий.

В точных науках (математика, геометрия, логика) исполь­зуется аксиоматический метод познания, который основан на умозрительном конструировании (постулировании) симво­лических объектов с последующим приписыванием им опре­деленных свойств и на разработке правил их преобразования (см. ниже).

В современных исследованиях ученые могут в той или иной степени опираться на все методы получения научного знания, использование которых зависит от поставленных задач.

В настоящее время ученых сплачивает в научное сообще­ство не только следование какой-либо теории или идее, но и приверженность единой системе методов получения нового знания. При этом требуется:

  • четко фиксировать цель, предмет, объект и результаты ис­следования;
  • четко фиксировать средства исследования: методологию, теории, гипотезы, методы, методики;
  • ориентироваться на потенциальную воспроизводимость полученных другими исследователями результатов при ор­ганизации исследований в аналогичных условиях или при создании определенных экспериментальных ситуаций.

Конкретно-научный уровень методологии в психологии. Развитие научных взглядов на сущность психических явлений в исторической перспективе

Что выступает содержанием конкретно-научного уровня методологии в научных исследованиях?

Содержанием конкретно-научного уровня методологии выступает анализ проблем, связанных со спецификой научных исследований в каждой конкретной области научных знаний. Такая специфика определяется рядом факторов: предметом исследования данной науки; основными метода­ми получения знаний о предмете исследования; способами построения объяснений (теорий).

При изучении психических явлений возникает настоятель­ная необходимость в построении конкретно-научной методо­логии. Это связано с тем, что предмет психологии чрезвычайно сложен и до настоящего времени не существует полного согла­сия между научными направлениями исследования психиче­ских явлений даже в том, что такое психика.

В чем специфика эмпирических и феноменологических признаков психических явлений?

Существует большое разнообразие психических явлений, которые может наблюдать каждый человек с достаточно раз­витым самосознанием. По поводу основных фиксируемых при непосредственном наблюдении признаков психических явлений не существует единой точки зрения. Чаще всего указывается, что психические явления могут существовать только в форме процессов, которые даны субъекту непо­средственно — в самонаблюдении, не имеют физических характеристик, которые присущи материальным явлени­ям. Часто отмечается, что объективно могут быть измере­ны только некоторые временные параметры психических процессов: например, время решения определенной зада­чи, время, затрачиваемое на подготовку и выполнение определенного действия и т. д.

Ряд феноменологических признаков психических явлений, данных субъекту в самонаблюдении, выделяется и анализи­руется в работах Л. М. Веккера (1998).

  • Предметность: считается, что психический процесс объек­тивно протекает в своем органе-носителе — нервной и мы­шечной системах организма, — а в своих конечных, резуль­тативных параметрах строится субъективно и только в тер­минах (образах, понятиях) свойств и отношений внешних объектов. «Процессуальная динамика механизма и интег­ральная характеристика результата психического процес­са отнесены к разным предметам: первая — к органу, вто­рая — к внешнему объекту». (Следует заметить, что с ло­кализацией психических процессов в нервной системе согласны далеко не все!)
  • Неявность нейрофизиологического субстрата, необходимо­го для реализации психических процессов: носителю пси­хики не представлена внутренняя динамика изменений состояний собственных органов, которые обеспечивают реа­лизацию психического процесса.
  • Чувственная недоступность’, психические процессы недо­ступны прямому чувственному наблюдению. Человек не­посредст-венно не воспринимает свои психические про­цессы, ему непосредственно открываются лишь результа­ты их реализации — образы предметного мира, понятия, цели, а также связанные с ними переживания.
  • Спонтанная активность психики, которая не всегда подчи­нена контролю со стороны субъекта и прямо не вытекает из физических, физиологических, биологических, социо­логических и других законов.

Этот список возможных отличительных признаков психи­ческих явлений может быть продолжен. И не со всеми при­знаками согласятся представители разных направлений пси­хологии. Так, например, Л. С. Выготский в своих работах ука­зывает, что психика человека исходно формируется во внешних формах общения и деятельности с другими людьми. А в работах А. Н. Леонтьева (1965, 1983) и П. Я. Гальперина (1998, 2002) указывается, что исходно все формы психики либо в эволюционном плане, либо в онтогенезе формируются между субъектом и объективным предметным миром как ре­зультат ориентировочных составляющих выполняемых дей­ствий. А в качестве основного признака психических явлений отмечается их функциональная направленность на обеспече­ние активной ориентировки субъекта во внешней среде оби­тания или внутренней среде собственного организма.

Какие субъективные затруднения и ошибки могут возникать при анализе субъектом собственных психических особенностей и возможностей?

Перечисленные выше особенности психики предопреде­ляют ряд гносеологических (познавательных) иллюзий, кото­рые могут возникать в процессах рефлексивной ориентировки субъекта в особенностях собственных психических функций (Веккер, 1998).

  • Иллюзия бессубстратности психического процесса: психика начинает рассматриваться субъектом как не имеющая ма­териаль-ных причин активность души.
  • Иллюзия непосредственной данности психических явлений их но­сителю, у человека возникает ощущение, что психику он на­блюдает в себе самом такой, какая она и есть «на самом деле».
  • Иллюзия спонтанной активности: у человека возникает ощущение полной свободы воли — убеждение субъекта, что его действия и поведение полностью могут определять­ся его собственными целями, желаниями и мотивами.

«Прозрачность», невоспринимаемость образа, сквозь ко­торый человеку дан объект, в различных ситуациях может вес­ти к двум формам искажений ориентировки субъекта в мире:

  • иллюзия отождествления образа с объектом: то, что пред­ставляется («кажется»), принимается за реальность;
  • иллюзия отождествления объекта с его образом: реальность принимается за то, что только «кажется», представляется.

Какие этапы построения психологических теорий могут быть выделены?

Психология — молодая наука, которой нет еще и 150 лет. Тем не менее изменение и постоянная конкретизация пред­мета исследования психологии, а также развитие ее теорети­ческого аппарата позволяют говорить об определенной науч­но-исторической логике становления науки о психических явлениях.

  1. Первые психологические исследования были направле­ны на выделение и фиксирование эмпирических и фено­менологических признаков психических явлений, а так­же на раскрытие их специфических характеристик.
  • Этим определяется неизбежность первоначальной множе­ственности психологических концепций, каждая из кото­рых соответствует выделенному аспекту реальности.
  1. Вслед за этим наступает этап теоретических обобщений и объяснений, осуществляемых преимущественно сред­ствами той системы психологических понятий, на языке которой получают свое первичное описание психиче­ские явления.
  • Теоретический поиск объяснений и общих закономерно­стей ведется в терминах и понятиях того же языка, на кото­ром производится эмпирическое и феноменологическое описание психических явлений.
  1. Далее следует построение общих теоретических принци­пов организации психики, выходящих за пределы психо­логии и относящихся к физиологическим, биологиче­ским, социальным, физическим, информационным и другим закономерностям действительности и человече­ской деятельности.

Определения психических явлений в контексте различных подходов к объяснению психики. Что такое психика?

Психология как научная система знаний начала оформ­ляться с середины XIX в. По мере своего развития научные представления о сущности психических явлений неодно­кратно изменялись. Некоторые из основных этапов измене­ния представлений о психике могут быть представлены в форме определений психики, которые давались (или подра­зумевались) в различных донаучных направлениях и науч­ных «школах» психологии (см. курс истории психологии).

Психика — это душа, не имеющая материальных основа­ний (донаучный период развития представлений о сущно­сти психического).

Психика — это сознание человека, о котором возможно получить представления на основе рефлексии, самонаб­людения (Р. Декарт).

Психика есть система ассоциаций (связей), формирую­щихся в сознании человека: по мере знакомства с явлени­ями и событиями в сознании человека устанавливаются связи между собственным поведением и воспринимаемы­ми (и представляемыми) объектами, а также их свойства­ми по сходству, контрасту, пространственно-временной смежности (ассоциативная психология). Психика представляет собой систему ассоциативных свя­зей и отношений между структурными элементами созна­ния: существуют некоторые исходные элементы психиче­ских явлений (элементарные ощущения и переживания), на основе которых в течение жизни строятся все более сложные формы психических явлений (структурная пси­хология В. Вундта и Э. Титченера).

Психика есть совокупность функций, сложившихся в про­цессе эволюции, которые обеспечивают важнейшие фор­мы приспособления организма к условиям внешней среды (прагматизм и функционализм Д. Дьюи и У. Джемса). Психика представляет собой систему формирующихся пу­тем научения отношений и связей между внешней стиму­ляцией и поведением (бихевиоризм). Психика есть особое структурно организующееся и подчи­няющееся собственным законам переструктурирования феноменальное поле, изоморфное реальным ситуациям жизни в физическом поле и динамике нейрофизиологиче­ских процессов в мозге (гештальтпсихология). Психика представляет собой систему процессов и меха­низмов в центральной нервной системе, которые обеспе­чивают переработку информации, поступающей из внешней среды, а также из внутренней среды организма (когни­тивная психология).

Полезно конкретизировать некоторые особенности и не­достатки различных научных направлений исследования психических явлений.

Нейрофизиологические концепции психики

  • Имеют своим предметом не самый психический акт и его результаты (представления, понятия), а соответствующие им динамические и структурные изменения в мозговом субстрате.
  • Исследование собственно психических явлений подменя­ется исследованием явлений нейрофизиологических.

Ассоциативная психология

  • За ассоциативной концепцией стоит самая универсальная форма взаимосвязи — пространственно-временная смеж­ность психических явлений.
  • При этом способ связи, механизм психических явлений (ассоциация) оказывается оторванным:

а) от структуры, в которую они объединяются (целое имеет свойства, кото­рые несводимы к простому ассоциативному объединению частей);

б) от характера исходного «материала» (субстра­та), на основе которого формируется психика.

Структурализм (В. Вундт — Э. Титченер)

  • Первичным материалом является интроспективно откры­вающа-яся субъекту психическая ткань чувственного опы­та, которая должна быть полностью обособлена от своего внешнего объекта.
  • Психические структуры складываются из элементов по за­конам ассоциации. Основным принципом организации психических явлений выступает ассоциативная связь.
  • Психические структуры определяются материалом психи­ческой «ткани чувственного образа», которая дана субъек­ту интроспективно.

Гешталът — психология

  • Структура (гештальт) выступает не как ассоциативное объе­динение психических элементов, а как предметная целост­ность, детерминированная объектом и обладающая своими собственными субъективными феноменологическими ха­рактеристиками и закономерностями.
  • В психологию вводится принцип изоморфизма (взаим­но-однозначного соответствия) психических (феноменаль­ных), нейрофизиологических и физических явлений.
  • Структура психических явлений оказывается оторванной от любых форм возможного материального субстрата, со­ставляющего исходный материал психики.
  • Будучи обособленной от материала, структура вместе с тем обособляется и от физиологического механизма, и от фи­зического объекта (психофизический и психофизиологи­ческий параллелизм).
  • Это исключает возможность детерминистического объяс­нения психики, которое предполагает выведение структу­ры психического явления в качестве следствия, которое вытекает из общих законов природы.

Функциональная психология

Европейский вариант представлен К. Штумпфом; амери­канский вариант — функционализм У. Джемса и Д. Дьюи.

  • В европейском варианте психическая функция соотносит­ся с материалом психической ткани чувственного образа, которая дана субъекту интроспективно.
  • В американском функционализме психическая функция трак-товалась не только как собственно психический акт, но как психофизическая деятельность, реализующая про­цесс адаптации организма к внешней среде.
  • При этом функция психического процесса оказывается обособленной, оторванной от реального исходного внепсихологического материала, на основе которого строятся психический процесс и психический образ.
  • Вследствие этого в исходный материал психики превраща­ются врожденные психические функции и создаются логи­ческие предпосылки для утверждения, что психические акты конструируют объекты: объект произведен от акта и функции.

Бихевиоризм

  • Отождествление психических функций только со сферой наблюдаемых телесных поведенческих и регистрируемых физиологических реакций при полном отрыве их от воз­можных «внутренних» объективно не измеряемых психи­ческих структур.
  • Отказ от факторов внутреннего структурирования пове­ден-ческого акта путем введения вероятностного принципа организации поведения. Следствием этого явилось введе­ние в психологию статистических количественных мер.
  • Количественные аспекты поведения и психики становятся представимы как частные случаи информационных про­цессов.
  • Позднее вводимые «промежуточные переменные» в нео­бихе-виоризме связывают фактор случайности и его веро­ятностную меру с такими аспектами организации поведе­ния и психики, как мотив, «когнитивная карта», значение.
  • Все направления бихевиоризма и необихевиоризма харак­теризуются двумя общими признаками:

а) наличием объек­тивно измеряемых форм поведения и вероятностной меры его организации, общих для поведения и психики;

б) пол­ной абстрагированностью от специфики исходного матери­ала, из которого синтезируются психические структуры.

Психодинамическое направление (фрейдизм, психоанализ, пси­хологический энергетизм)

  • В психологию вводится мотивационный аспект поведения в качестве самостоятельного объекта исследования. Моти­вам приписывается энергия, которая содержится в орга­низме.
  • Мотивационное начало психической деятельности проти­вопос-тавляется материалу и структуре.
  • Ставится вопрос о том, что выступает специфической фор­мой психической энергии и психоэнергетических превра­щений.

Как психические явления определяются в отечественной психологии?

Психика есть особая система функций организма, кото­рая заключается в ориентировке и организации поведения, действий и деятельности на основе субъективного (активно­го и пристрастного) образа объективного мира (деятельностный подход).

Психика — это система функций, которые обеспечивают живому организму:

  • ориентировку в окружающем мире и в состояниях собст­венного организма;
  • организацию и регуляцию выполнения разнообразных действий и деятельностей на основе предварительной ори­ентировки;
  • накопление на протяжении индивидуальной жизни наи­более эффективных способов ориентировки (знания) и способов планирования, организации и исполнения раз­нообразных действий (умения и навыки).
  • Уровень процедуры и техники исследования связан с исследовательской практикой. Он представляет собой нормы и требования к приемам ведения исследовательской и практической работы. В психологии к нему относятся, например, нормы проведения экспериментально-психологических исследований и классификации видов эксперимента (Готтсданкер Р., 1982, Дружинин В.Н., 2002), требования к разработке психодиагностических методов и их классификации (Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М., 1998). Методологические нормы (явно или имплицитно) присутствуют и в практической психологии, однако данная область психологической методологии пока мало разработана.

Научное познание психических явлений и его результаты

Если обыденное познание психических явлений исходно опирается на непосредственно-чувственные данные и эмо­циональ-ные переживания, возникающие в повседневном опыте субъекта, то научное познание психики предполагает соблюдение ряда строгих процедур и требований, которых придерживаются в любой сфере научной деятельности (см. выше).

Поиск объективных методов исследования и обоснование способов анализа и объяснения психических явлений — это проблемы, сохраняющие свою актуальность с момента появ­ления научной психологии. Причиной этого выступает свое­образие онтологии психических явлений. Трудности в выде­лении онтологических аспектов психики не всегда позволяют распространять на психические явления гносеологические принципы анализа из других естественно-научных областей познания. Поэтому при изучении психических явлений воз­никает необходимость в построении конкретно-научной ме­тодологии.

Заметим, что в настоящее время широкое распростране­ние получили способы теоретического анализа психических явлений, которые применяются в рамках методологических подходов, игнорирующих онтологические особенности пси­хики. Это связано с тем, что не существует полного согласия между научными направлениями в том, что такое психика, что относить к категории психических явлений. Вместе с тем в настоящее время существуют также активные попытки «рас­творить» естественно-научные аспекты анализа психических явлений в рамках методологической организации гуманитар­ных и социальных исследований (Розин, 2000). Поэтому по­лезно поставить вопросы о том, каковы особенности совре­менных научно-психологических знаний и в чем заключается содержание основных методологических подходов в рамках естественно-научного анализа психических явлений.

Каковы основные формы психологических знаний и способы их получения? Каков состав и структура современных научных психологических знаний?

Современная психология располагает широким диапазо­ном описательных и объяснительных знаний. Вместе с тем психологические знания имеют различную степень верифицированности. Существуют как религиозно-мистические знания, основанные на вере, умозрительных предположени­ях и интерпретациях, так и тщательно проверенные во мно­жестве экспериментальных процедур знания научные.

Можно указать два источника получения описательных знаний о психических явлениях. Во-первых, это регистрация психических явлений, которые субъект фиксирует и описы­вает на основе самонаблюдения, интроспекции, рефлексии. Результаты такого познания носят субъективно-описатель­ный (феноменологический) характер и называются феноме­нами. Во-вторых, это эмпирические объективно-описатель­ные знания, получаемые путем регистрации, измерения и фиксирования различных параметров поведения, действий, способов общения. Когда такие результаты фиксируются с помощью приборов и методов измерения, они получают ста­тус научных фактов.

Наряду с описательными знаниями в психологии сущест­вуют знания объяснительные, теоретические, которые на­правлены на установление причин, лежащих в основе фак­тов и феноменов. Такие знания необходимы для построения объяснений с целью предсказания определенного круга яв­лений. По степени обоснованности и способам использова­ния полезно различать разные способы объяснения психи­ческих явлений.

Если в самой общей форме попытаться развести различ­ные объяснения (теории), на которые опираются в психо­логии, то можно выделить объяснения, основанные на зна­нии эмпирических закономерностей, и объяснения, опира­ющиеся на гипотезы (гипотетические предметы, модели, связи), — теоретические объяснения. Последние, в свою очередь, можно разделить на: а) обыденные объяснения, основанные на допущениях и предположениях «здравого смысла» и феноменологии субъекта; б) умозрительно-мис­тические и религиозно-мистические объяснения, ссылаю­щиеся на недостаточно обоснованные или недоступные по­знанию, трансцендентальные основания; в) научные объя­снения и теории (см. выше).

Таким образом, результаты научного познания фиксируют­ся с помощью знаково-символических средств и включают:

  • описательные знания о психических явлениях, которые скла­дываются из двух источников:
  • эмпирические знания (объективно-описательные): ре­гистрация и фиксирование результатов, получаемых путем непосредственного чувственного восприятия различных параметров поведения, действий, спосо­бов общения людей. Когда такие результаты фиксиру­ются с помощью методов измерения и приборов, они получают статус научных фактов;
  • феноменологические знания (субъективно-описатель­ные): субъективная регистрация и описание психиче­ских явлений (феноменов), которые субъект наблюда­ет и познает путем «заглядывания внутрь себя» — на основе самонаблюдения и интроспекции. Результаты такого познания называют феноменами;
  • знания объяснительные, которые направлены на установле­ние причин (объяснение) фактов и феноменов. При этом следует различать разные способы объяснений:
  • эмпирические объяснения: в таких объяснениях причи­ны явлений наблюдаемы и представляют собой другие явления. Такие наблюдаемые причинно-следствен­ные отношения и связи между явлениями называют эмпирическими закономерностями;
  • теоретические объяснения (психологические теории): объяснение фактов и феноменов строится на основе предположений (гипотез) о неявных, ненаблюдаемых причинах, основаниях, сущностях. 

Эмпирические и теоретические трудности в исследовании психических явлений

При планировании и реализации различных психологи­ческих исследований возникает большое количество мето­дологических проблем и трудностей, которые обусловлены специфическими особенностями предмета психологии. Поставим только некоторые из таких проблем, которые ак­тивно обсуждаются в психологической литературе.

Проблемы выделения и определения предмета психологическо­го исследования. В настоящее время в психологии существует многообразие научных и ненаучных подходов к определению психических явлений. Существует также и многообразие объя­снений одних и тех же психических явлений и психологиче­ских фактов с различных теоретических позиций.

В психологии, пожалуй, как ни в одной другой системе научных знаний, существуют постоянные затруднения при разведении объясняемого и объяснений друг от друга. Это во многом связано с тем, что психологу приходится постоянно учитывать феноменологические данные, которые не всегда удается эмпирически верифицировать (см. выше).

Дополнительные трудности привносит и нечеткость тер­миноло-гии, которая часто ведет к смешению научно-психо­логических терминов и обыденных понятий.

Проблемы субъективности: а) методов психологического исследования; б) результатов получаемых в психологических исследованиях; в) интерпретации результатов исследования (Дружинин, 1997; Миллер, 2002).

Исследователь сталкивается с объективной ненаблюдае­мостью развитых форм психических процессов и явлений, а также с их непосредственно-субъективным характером (в классическом их понимании).

С начала XX в. (см. бихевиоризм) в психологии активно ведется поиск объективных методов исследования и регист­рации психических явлений. Благодаря теоретическим ис­следованиям Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, П. Я. Галь­перина, Д. Б. Эльконина в отечественной психологии при­нимаются два важнейших положения.

  1. Психика формируется и развивается во внешних функци­ональных связях организма с предметным миром по мере активного осуществления различных ориентировоч­но-исследовательских и исполнительных операций и дей­ствий. При этом исходно психика имеет форму объек­тивно регистрируемых развернутых ориентировочно-исследовательских операций и действий, реализуемых по­средством органов чувств.
  2. Человеческие психические функции формируются на основе овладения ребенком различными видами челове­ческих действий и деятельностей путем включения во взаимодействия с другими людьми, опосредствованные использованием языковых и орудийных средств.

Проблемы, связанные с отсутствием линейного детерми­низма при установлении психологических закономерностей, — постоянное изменение соотношений причин, факторов и условий, определяющих протекание психических функций (Ломов, 1984).

  • Сходные психологические факты и феномены могут опре­деляться разными психологическими закономерностями. Вместе с тем различные психологические факты и феноме­ны могут быть вызваны одной и той же психологической закономерностью.

В качестве причин действий или поступков человека вы­ступают, как правило, не отдельные события, а система со­бытий и ситуаций. При этом ситуация, в которой осущест­вляется поведение, постоянно изменяется в результате по­ведения и действий субъекта. Человека характеризует самодетерминация поведения в формах активного целеполагания, спонтанности в поведе­нии, надситуативной активности. При исследовании поведения человека причины и след­ствия могут быть весьма сильно разведены во времени: часто ошибочно за причину поведения принимается то, что произошло непосредственно перед наблюдаемыми формами поведения субъекта. Поведенческий акт может быть результатом накопления эффектов предшествую­щих событий (кумулятивный эффект накопления при­чинно-следственных связей).

Детерминанты развития психики человека изменяются по мере его индивидуального развития.

Проблемы, связанные с овладением научными знаниями

При анализе опосредствованных знаками современных научных текстов на разных уровнях анализа часто можно на­блюдать смешение гносеологической проблематики с семиоти­ческой и психологической проблематикой (Науменко, 1968; Коршунов, 1974; Мантатов, 1980; Чертов, 1993). Это прояв­ляется в двух основных аспектах.

Во-первых, в сведении друг к другу: а) семантических от­ношений между знаком и его значением, с одной стороны, и б) гносеологических отношений между идеальным образом объекта и самим объектом — с другой. Такое смешение часто ведет к приписыванию знакам значений истинности и лож­ности. Но значения ложности и истинности могут быть при­писаны только образам и действиям человека, но не знакам.

Во-вторых, в смешении вопросов об адекватности резуль­татов познания познаваемому объекту, с одной стороны, с во­просами об использовании тех или иных информационных средств (знаковых и незнаковых) для получения и фиксиро­вания таких результатов — с другой. Такое смешение часто обеспечивает ошибочное рассмотрение ощущений, образов, представлений, понятий как знаков. Знаки не могут рассмат­риваться в качестве самостоятельной формы познания, аль­тернативной образам и понятиям. Образы и понятия не могут в семиотическом плане быть альтернативой знакам в их роли средств познания и средств коммуникации.

Образы и понятия существуют только в сознании субъек­та в качестве: а) результатов непосредственно-чувственного познания мира в процессах реализации предметных дейст­вий; б) результатов интерпретации знаковых и незнаковых информационных связей субъекта с миром; в) источника по­рождения новых знаковых сообщений.

Какие проблемы возникают при овладении содержанием современных естественно-научных знаний в учебной деятельности?

В настоящее время становится очевидным противоре­чие между логикой организации современного научного иссле­дования, логикой получения научных знаний (а также их использования) и логикой изложения научных знаний в учеб­ной деятельности и на страницах учебной литературы.

Обобщенную логику организации знаний в учебной дея­тельнос-ти можно с большой долей справедливости обозна­чить как предметно ориентированный ответ на вопрос: «Что есть в данной предметной области?» — и как предметно ориентированную установку: «Что следует знать и помнить». Такая логика нацелена на организацию содержания знаний по разнообразным структурным основаниям безотноситель­но к функциональным сторонам использования получаемых знаний в различных видах человеческой деятельности и, как правило, подчинена задачам воспроизведения знаний безот­носительно к деятельности их получения или деятельности их применения.

Обобщенная логика получения и использования научных знаний исходно имеет дятельностно-функциональные осно­вания. Логика современных фундаментальных научных ис­следований подчинена задачам объяснения разнообразных предметов, явлений и направлена на поиск ответов на вопро­сы, которые не имеют очевидных решений. Логика приклад­ных исследований в науке подчинена задачам использования имеющихся в науке фундаментальных знаний в целях получе­ния прогнозируемых результатов при решении практических задач или создании искусственных объектов.

Указанное противоречие обусловливает ряд недостатков в овладении современными научно-теоретическими знаниями как школьниками, так и студентами. Отметим только некото­рые из них. Отсутствие функциональности знаний — знания могут воспроизводиться в знаково-символической или вер­бальной форме, но не применяются с целью решения прак­тических жизненных задач и ориентировки в окружающем мире. Отсутствие у учащихся ориентировки в структуре на­учного познания не позволяет верно анализировать различ­ные составляющие собственных знаний: разводить знания научно обоснованные и знания ненаучные; ориентироваться в функциональных различиях описательно-эмпирических и объяснительно-теоретических знаний (Маланов, 2001).

Развитие мыслительных способностей и овладение зна­ниями — две стороны единого процесса интеллектуального развития. При этом способ организации содержания науч­ных знаний в учебной деятельности во многом обусловлива­ет особенности формирования мыслительных операций и умственных действий у учащихся. Указанные недостатки легко диагностируются путем постановки задач, которые требуют самостоятельной ориентировки учащихся в струк­туре, содержании и функциях известных им знаний из раз­ных научных областей. У учащихся серьезные затруднения вызывают следующие задачи: а) на приведение примеров на­учных объяснений из различных областей знаний с указани­ем того, что объясняется и как объясняется; б) на формули­ровку объяснительных принципов и оснований «известных» учащимся научных теорий; в) на указание области явлений и фактов, которые объясняются с позиций «известной» уча­щимся теории; г) на выдвижение альтернативных гипотез с целью объяснения различных явлений. Такие факты позво­ляют сделать вывод, что современная организация овладе­ния научными знаниями не обеспечивает необходимых условий для ориентировки учащихся в структуре научных знаний и для формирования теоретического мышления.

В связи с указанными проблемами организация учебной деятельности по овладению современными научно-теорети­ческими знаниями систематически требует относительного противопоставления: а) знаний эмпирических — описатель­ных знаний, которые подлежат объяснению; б) знаний тео­ретических — объяснительных знаний, которые представля­ют собой гипотетические объяснительные принципы и со­ставляют содержание научных.

Результаты научной деятельности фиксируются в разно­образных знаково-символических системах (в научных «языках» и терминах). При этом важно учитывать, что без овладения соответствующей знаково-символической систе­мой глубокое овладение содержанием научных знаний в со­ответствующей науке оказывается невозможным. Использо­вание современных научных знаково-символических систем требует четкого разведения двух «логик» их использования: а) логики организации знаков и символов, а также правил их преобразования внутри системы; б) логики использования знаков и символов для фиксирования, описания и объясне­ния явлений в определенной предметной области знаний. Такое разведение способов использования знаково-симво­лических средств, как правило, формируется у учащихся стихийно. Например, при изучении химических явлений ча­сто можно наблюдать успешные действия учащихся в систе­ме символов и структурных формул при отсутствии четкого понимания того, какие явления описывают или объясняют такие формулы. При изучении физических явлений можно наблюдать обратную картину: учащиеся с помощью физиче­ской терминологии пытаются описать реальные физические явления без четкого уяснения связей внутри знаково-символической системы между физическими терминами, моделя­ми, формулами (Салмина, 1988).

Все отмеченные содержательные и формальные разведе­ния необходимы для верного уяснения современных естест­венно-научных знаний. Между тем такие способы организа­ции ориентировки в научных знаниях не прописываются на страницах большей части отечественных учебников и далеко не всегда задаются методическими средствами организации учебного процесса. Поэтому в настоящее время необходима разработка новых методов организации содержания науч­но-теоретических знаний в учебной литературе, а также раз­работка новых принципов организации учебного процесса при уяснении таких знаний старшеклассниками и студента­ми (Ильясов, 1994). 

Базовые понятия методологии науки

Базовыми понятиями методологического анализа научного исследования являются предмет исследова­ния, объект исследования и познавательная ситуация.

Предметом исследования называют совокупность объекта исследования и познавательных средств его изучения. По отношению к предмету данного конк­ретного исследования предмет науки выступает как более общее понятие и выполняет методологическую функцию.

В. П. Зинченко и С. Д. Смирнов (1983) отмечают, что зарождение и развитие науки связано с формиро­ванием предмета науки, а радикальное изменение на­учного предмета ведет к революции в науке. Эта роль научного предмета в развитии науки особенно замет­на на примере психологии. Предмет науки для психо­логии — системообразующая категория, поскольку, как очевидно из всей ее истории, система научного знания строилась в зависимости от того, что было признано учеными в качестве предмета науки. Други­ми словами, психология как наука создавалась вся­кий раз по-иному, исходя из того, что становилось ее предметом. В истории психологической науки пред­метом становились, как известно, акты сознания, по­ведение, целостные образы или гештальты, развитие высших психических функций, деятельность и т. д.

Более короткое определение предмета научного исследования дано В. П. Зинченко и С. Д. Смирно­вым: «…в предмет исследования входят объект изучения, исследовательская задача, система методологи­ческих средств и последовательность их применения» (1983. С. 25). Более развернутое определение предмета научного исследования дано Г. П. Щедровицким (1995а). Прежде всего, в нем конкретизировано, какие методологические средства входят в предмет исследо­вания (рис. 1.1).

В структуру научного предмета входят:

  1. факты, или единицы эмпирического материала;
  2. средства выражения, среди которых окажутся языки разного типа, математические описания, системы понятий и др.;
  3. методические предписания и системы мето­дик, фиксирующие приемы научно-исследовательской работы;
  4. онтологические схемы, изображающие идеальную действительность изучения;
  5. модели, ре­презентирующие частные объекты исследования;
  6. знания, объединяемые в теоретическую систему.
  7. проблемы;
  8. задачи научного исследования (Щедровицкий, 1995а). рис.1.1.
Методологические основы психологии. Шпоры
Методологические основы психологии. Шпоры

Стрелками на схеме показа­ны взаимосвязи в структуре научного предмета. В данном определении предмет научного исследова­ния показан в более широком контексте науки и при­нятых в ней теорий, схем и моделей. В любом методо­логически обоснованном научном исследовании мо­гут быть выделены перечисленные единицы.

Другая, не менее важная категория методологиче­ского анализа — объект исследования, который «не просто некоторая часть внешней реальности, на которую можно прямо указать. Для того чтобы пре­вратить объект как непосредственно наблюдаемую реальность в объект науки, требуется выявить устой­чивые и необходимые связи в данной области явле­ний и закрепить их в системе научных абстракций, а также отделить содержание объекта, независимое от познающего субъекта, от формы отражения этого со­держания… Процесс построения объекта научного исследования невозможен без появления особой по­знавательной задачи, научной проблемы» (Зинченко, 1983. С. 25). Приведем простой пример. Если в психо­логическом исследовании изучаются исполнитель­ские действия человека-оператора, то такое выделе­ние изучаемого из внешней реальности подразумева­ет, по крайней мере, что: 1) имеется некоторое теоретическое определение действия в терминах пси­хологии и 2) есть некоторая более общая теоретиче­ская схема, хотя бы в виде последовательности дейст­вий человека-оператора, в которой изучаемый объект занимает свое место.

Познавательная ситуация — еще одна фундамен­тальная категория методологии науки. Классические представления о познавательной ситуации включали проблему как неполноту знаний об изучаемом пред­мете, задачи, поставленные для решения познава­тельной проблемы, а также условия и совокупность средств, имеющихся для решения задач. На рубеже 20—30-х гг. XX в. учеными была осознана неполнота этих представлений. В 1927 г. великий физик Нильс Бор сформулировал принцип, ставший известным как принцип дополнительности. Данный принцип имел два содержательных аспекта. Мы рассмотрим лишь один из них, имеющий отношение к методоло­гии любой науки, а не только физики: исследователь является неотъемлемой частью познавательной ситу­ации. Смысл этого принципа вполне понятен: иссле­дователь выбирает тот или иной возможный способ описания и интерпретации полученных данных, без исследователя с его знаниями, опытом, научной ин­туицией, интеллектом и т. д. невозможна никакая по­знавательная ситуация в науке и т. д.

Специфика психологии как науки в том, что по­знавательная ситуация в ней — субъект -субъектная в принципе. И исследователь, и испытуемый в психоло­гическом исследовании или психолог и клиент в практике неотъемлемы от ситуации. Однако, как это ни покажется странным, человек далеко не сразу стал неотъемлемой частью познавательной ситуации в психологии.

Как известно, первым в истории психологии как самостоятельной науки общепсихологическим под­ходом стал ассоцианизм. В ассоцианизме главным методом исследования была аналитическая интро­спекция, в основе которой имелось одно существен­нейшее допущение. Интроспекционисты неявно ис­ходили из предпосылки, что любой человек, прошед­ший специальную подготовку, обладает одним и тем же набором познавательных средств, позволяющих изучать акты сознания. Еще одно допущение состоя­ло в том, что у любого человека сознание функциони­рует по одним и тем же законам, т. е. личность испы­туемого (в интроспективной психологии он же иссле­дователь) не влияет на результаты.  Ошибочность именно этих допущений и привела в конце концов к краху ассоциативной психологии.

В отечественной психологии необходимость вве­дения испытуемого (его эмоциональных и потребностных состояний, его мотивации и т. д.) в познава­тельную ситуацию была впервые осознана Л. С. Вы­готским (1924). «Опрос испытуемого с целью совершенно объективного изучения и учета необна­руженных рефлексов есть необходимая часть экспе­риментального исследования нормального человека в состоянии бодрствования», — писал он по поводу методики рефлексологического исследования, под­черкивая, что только так и возможна подлинно ма­териалистическая рефлексология (Выготский, 1982. Т. 1.С. 47).

Постепенно в психологии была осознана и необ­ходимость учета личности исследователя или созда­теля теории. В литературе по практической психоло­гии, и прежде всего по психотерапии, этот принцип соблюдается более последовательно. Как правило, изложение психотерапевтической теории в литерату­ре начинается с рассказа о создателе этой теории как личности и о его жизни (например, Соколова, 2001). Это не случайно, поскольку понять, как возникло то или иное представление о страданиях человеческой души, возможно только при учете контекста жизни того человека, который предложил данную психоте­рапевтическую теорию. Анализ биографий круп­нейших психотерапевтов — создателей психотерапев­тических теорий показывает, что их жизнь имела пря­мое отношение к сформулированным ими теоретиче­ским положениям. Примеров можно привести много, но это не входит в задачи данного пособия.

Биография создателей общепсихологических тео­рий также позволяет понять, в каком контексте чело­век формулировал свой взгляд на психику, что, в свою очередь, поможет понять и саму теорию, в том числе и ее возможную односторонность и уязвимые места. Достаточно привести два примера. Зоолог Жан Пиа­же строит свою теорию интеллекта на основе гомеостатической модели (интеллект понимается как функциональный орган адаптации, т. е. поддержания динамического равновесия между индивидом и сре­дой). Химик по базовому образованию, Джо Гилфорд строит свою трехмерную модель интеллекта, в кото­рой просматриваются довольно очевидные аналогии с периодической системой химических элементов Д. И. Менделеева. Приведя эти примеры, зафиксиру­ем для себя, что в психологии, очевидно, личность ученого определяет выбранный им способ описания и интерпретации фактов ничуть не меньше, чем в ес­тественных науках.

Основными методами исследования в методоло­гии науки являются исторический анализ развития науки, логический анализ имеющегося научного зна­ния методологический эксперимент. Так, напри­мер, хорошо известная работа Л. С. Выготского «Ис­торический смысл психологического кризиса» имеет прежде всего методологический характер. Основным методом при ее создании был исторический анализ развития науки. При разработке принципов построе­ния теоретической системы, сопоставлении теорети­ческих взглядов разных научных школ на одну и ту же проблему используется, наряду с этим, логический анализ имеющегося научного знания. Как пример можно привести ранние работы А. Г. Асмолова, в ко­торых он осуществляет сопоставление исходных по­нятий и на основе этого синтез двух общепсихологи­ческих теорий — теории деятельности А. Н. Леонтьева и теории установки Д. Н. Узнадзе. Пример методоло­гического эксперимента в психологии можно привес­ти из работ Л. С. Выготского, который, по словам А. А. Пузырея, был непревзойденным мастером мыс­ленного эксперимента, «т. е. умел отыскивать каждый раз такие ситуации, исход которых был очевидным, а следствия из него имели принципиальное и далеко не столь очевидное значение» (Пузырей, 1986. С. 62). Мысленный эксперимент Выготского, цитируемый А. А. Пузыреем, относится к области дефектологии. Суть его в воображаемой ситуации, что в будущем мы настолько хорошо знаем законы аномального разви­тия и обладаем такими возможностями организации социальной ситуации развития, что ребенок с дефек­том нигде на него не наткнется. В этом случае, оче­видно, у ребенка не будет никаких психологических особенностей, вызванных дефектом. Следовательно, дефекта в этом случае как бы не существует, причем, как подчеркивает А. А. Пузырей, не только и не столько субъективно для ребенка, но и объективно. Менее тривиальный вывод из этого эксперимента состоит в том, что дефект как фактор психического развития — понятие социальное.

Конкретно-научное значение этого мысленного эксперимента состоит в том, что он позволяет наме­тить пути психологической и педагогической помо­щи аномальным детям и увидеть границы возможно­го в этой области. Методологическое значение экспе­римента заключается в том, что он позволяет охарактеризовать сущность понятия, которое являет­ся системообразующим для дефектологии. Примеры методологических экспериментов мы разберем даль­ше на страницах этого пособия. 

Принцип детерминизма, все явления объективного мира (включая и психические) взаимосвязаны и подчиняются причинно-следственным законам, которые могут быть выявлены. Выявление таких законов — основная цель науки. Это общенаучный принцип, отказ от которого ведет к тому, что научное познание полностью теряет свое значение. Лю­бой закон природы, выявленный в процессе научного иссле­дования, представляет собой причинно-следственную связь.

Принцип системности, для объяснения психических яв­лений необходимо установление разноуровневых и разно­направленных причинно-следственных связей,

  • которые обеспечивают единство функционального соста­ва и структуры явления;
  • которые обеспечивают функциональные связи изучаемого явления с другими явлениями;
  • на основе которых изучаемое явление включается в состав более сложных явлений.

Принцип развития: объяснение психических явлений и процессов возможно только при изучении закономерностей их формирования и развития:

  • в филогенезе и антропогенезе (эволюционное развитие и антропогенез);
  • в процессах социогенеза, в процессах исторического раз­вития человечества;
  • в онтогенезе, в процессах индивидуального развития пси­хики.

Только методы, направленные на исследование генезиса психических явлений, обеспечивают необходимые условия для установления объективных психологических законов и объяснения особенностей человеческой психики.

Структура методологического знания

Методологическое знание состоит из нескольких структурных уровней. Разные авторы по-разному выделяют эти уровни. Так, в работах В. А. Ядова и Г. М. Андреевой выделено три уровня методологиче­ского знания, у В. Н. Дружинина — пять. В отечест­венной психологии довольно широко распространи­лась структурная модель методологического знания, в которой выделено четыре уровня:

  1. уровень фило­софской методологии;
  2. уровень общенаучной ме­тодологии;
  3. уровень конкретно-научной методо­логии;
  4. уровень процедуры и техники исследова­ния (Садовский, 1980; Юдин, 1978; Зинченко, 1983).

Ее мы и возьмем за основу в нашем пособии. Каждый из этих уровней будет более подробно рас­смотрен в соответствующей главе. Здесь мы дадим им лишь краткую содержательную характеристику.

Уровень философской методологии представляет собой философские знания, полученные при помо­щи методов философии и разрабатываемые обычно профессиональными философами. По мнению Э. Г. Юдина, философия выполняет двоякую мето­дологическую роль: «во-первых, осуществляет конструктивную критику научного знания с точки зре­ния условий и границ его применения, адекватно­сти его методологического фундамента и общих тенденций его развития. Во-вторых, философия дает мировоззренческую интерпретацию результа­тов науки — в том числе и методологических ре­зультатов — с точки зрения той или иной картины мира» (цит. по: Зинченко, 1983. С. 24). Философская методология, становясь неотъемлемой частью ми­ровоззрения психолога, определяет постановку им исследовательских и практических задач, задает наиболее существенные мировоззренческие пред­посылки для видения той реальности, с которой имеет дело ученый или практик, поэтому данный уровень в структуре методологического знания было бы правомерно назвать также философско-мировоззренческим.

Уровень общенаучной методологии, или общенауч­ных принципов и форм исследования, как отмечают В. П. Зинченко и С. Д. Смирнов, получил развитие лишь в XX в. К нему относятся содержательные науч­ные концепции (например, концепция ноосферы В. И. Вернадского), универсальные концептуальные системы (тектология А. А. Богданова, общая теория систем Л. фон Берталанфи) и некоторые современ­ные общенаучно  — методологические подходы (си­нергетика Г. Хакена, концепция автопоэзиса У. Матураны и Ф. Варелы, теория диссипативных структур И. Р. Пригожина), а также методологические или ло­гико-методологические концепции — структурализм, получивший широкое распространение в антрополо­гии, этнографии и отчасти в психологии и психотера­пии, системный анализ, логический анализ. Методо­логию системного проектирования Г. П. Щедровицкого также можно отнести к уровню общенаучной методологии.

Уровень конкретно-научной методологии приме­ним к конкретной науке и специфическим для нее познавательным задачам. Методология этого уровня разрабатывается прежде всего специалистами в дан­ной области знания. На этом уровне методологиче­ских исследований философские и общенаучные принципы конкретизируются и преобразуются при­менительно к данной науке и той реальности, кото­рую она изучает. Далеко не все создатели значитель­ных психологических теорий проявили себя как ме­тодологи психологии. Среди тех, кто оказал огромное влияние на методологию психологической науки и практики, были В. Вундт, 3. Фрейд, К. Левин, Л. С. Выготский, Ж. Пиаже, Г. Оллпорт, Дж. Келли, а в наше время — Р. Стернберг.

Уровень процедуры и техники исследования связан с исследовательской практикой. Он представляет со­бой нормы и требования к приемам ведения исследо­вательской и практической работы. В психологии к нему относятся, например, нормы проведения экспе­риментально-психологических исследований и клас­сификации видов эксперимента (Готтсданкер, 1982; Дружинин, 2002), требования к разработке психоди­агностических методов и их классификации (Бурлачук, 1998). Методологические нормы (явно или имп­лицитно) присутствуют и в практической психологии, однако данная область психологической методологии пока мало разработана.

Значение методологического знания для психологии особенно велико, можно назвать целый ряд при­чин этому. Прежде всего, к этим причинам относятся особенности психологии как науки. Как известно, пси­хология — «наука о самом сложном, что пока извест­но человечеству» (Гиппенрейтер, 1996. С. 9), наука, в которой сливаются субъект и объект познания. Эти обстоятельства делают психологию наукой, за­нимающей особое место в системе научного знания. Так, Б. М. Кедров (1965,1981) не относил психологию ни к естественнонаучным, ни к гуманитарным дисциплинам. В предложенной Б. М. Кедровым схеме психология занимает центральное место в треу­гольнике, образованном естественнонаучными и гу­манитарными дисциплинами, которые делятся на со­циальные и философские. Особое место психологии в системе знания требует особого внимания к методо­логическим проблемам психологии и методологичес­ким аспектам деятельности ученого и практика.

Психология как наука имеет еще одну особенность, заметно отличающую ее от других наук. М. К. Мамардашвили считал, что наука взаимосвязана с культурой в той мере, в которой она воспринята человеком как феномен культуры: «…есть различие между самим научным знанием и той размерностью (всегда конк­ретной, человеческой и, теперь замечу, культурной), в какой мы владеем содержанием этого знания и сво­ими собственными познавательными источниками. Вот это последнее, очевидно, и называется культу­рой, взятой в данном случае в отношении к науке» (Мамардашвили, 1982. С. 41). Культурой он считал науку в той мере, в которой «в ее содержании выраже­на и репродуцируется способность человека владеть им же достигнутым знанием универсума и источни­ками этого знания» (Там же. С. 42). И вполне понят­но, что в этом смысле психология как наука в гораздо большей степени является (актуально или потен­циально) феноменом культуры, чем многие другие науки, поскольку психологическое знание в принци­пе обладает гораздо большим человекообразующим потенциалом. Становясь явлением культуры, психо­логическое знание начинает определять представле­ния человека о себе, своем внутреннем мире, моти­вах, поступках. Методология позволяет оценить, на­сколько верным путем получены выводы о человеке и насколько адекватно они переданы в культуре. Поэ­тому методологическое знание имеет большое значение в процессе превращения тех или иных направле­ний психологии в явления культуры.

Правда, как неоднократно отмечал В. П. Зинченко (1997), имеется совсем немного направлений пси­хологии, воспринятых культурой, и первым из них можно назвать психоанализ. В качестве наиболее перспективных в этом плане общепсихологических подходов В. П. Зинченко называет культурно-исто­рическую теорию Л. С. Выготского и теорию интел­лекта Ж. Пиаже. Постепенно становятся достояни­ем культуры и некоторые направления практической психологии. К ним относятся прежде всего психоте­рапевтические теории. Среди них можно назвать (в не столь давнем прошлом и в основном на Западе) транзактный анализ, а в наши дни — нейролингвистическое программирование. Одно только упомина­ние этих направлений психологии позволяет почув­ствовать, насколько значимо методологическое зна­ние при трансляции в культуру практической психологии и насколько опасна в этом деле методо­логическая безграмотность и некорректность. Кста­ти, одна из наименее разработанных проблемных об­ластей психологии — методология практической психологии в целом и психологического просвеще­ния в частности. Данная область методологических проблем психологии нуждается в подробном анализе и в дальнейшей разработке.

Имеются некоторые обстоятельства историческо­го характера, в силу которых методологическое зна­ние имеет для психологии особое значение. Во-пер­вых, психология — достаточно молодая наука. Суще­ствуют многочисленные попытки ученых построить логическое описание развития науки, выделить об­щие логико-философские закономерности развития науки. Мы еще вернемся к рассказу об этих попытках и применимости их для психологии. Очевидно, что коль скоро научная психология — молодая наука, в ней особенно необходимы средства, позволяющие оценить, насколько адекватны ее методы и насколько в принципе верны пути развития науки.

Другое историческое обстоятельство, повышаю­щее значение методологии для психологии, относит­ся скорее к истории науки в нашей стране. По метко­му выражению В. П. Зинченко, психология в нашей стране развивалась не по естественной логике кризи­сов, а по безумной логике катастроф. Многие направ­ления отечественной психологии, развивавшиеся в 20-х — начале 30-х гг. XX в., были уничтожены вместе с их создателями. Чтобы проанализировать научное на­следие того времени (например, для того, чтобы вы­делить научные программы с большим эвристиче­ским потенциалом), необходимы специальные сред­ства научного анализа, которыми располагает методология.

Нельзя не отметить, что изучение методологии психологической науки для любого психолога явля­ется очень актуальным и крайне необходимым. Со­временная психология представляет собой пеструю картину разнообразных, трудно совместимых, а зача­стую отрицающих друг друга теорий и подходов. Это вполне справедливо и для отечественной психоло­гии, в которой разнообразие и взаимные противоре­чия разнородных направлений выражены очень ярко. Такое положение дел вполне естественно для науки, которая совсем недавно вырвалась из жестких рамок государственной идеологии. Методологическое зна­ние необходимо для проведения содержательного ана­лиза разнородных теорий и концепций, поиска идей, которыми одна теория или концепция может удачно дополнить другую, для соотнесения между собой по­нятийных систем, используемых разными теориями. Кстати, одна из наиболее ярко выраженных в совре­менной психологии тенденций — создание интегративных подходов, совмещающих в себе на новой основе теоретические принципы, сформулирован­ные в предшествующих теориях.

При этом методологические аспекты отечествен­ной психологии разработаны очень неравномерно. А. П. Стеценко в 1990 г. констатировала неудовлетво­рительное состояние некоторых направлений методо­логических исследований и почти полное отсутствие работ, в которых методология рассматривалась бы в связи со спецификой психологии как науки. Е. Д. Хомская (1997) отмечает, что в новые постперестроечные времена философские методологические проблемы психологии все меньше интересуют научную обще­ственность. Ситуация стала меняться в последние годы, и внимание наиболее видных отечественных теорети­ков психологии привлекают проблемы специфики психологии как науки, перспективы развития психоло­гии на той или иной теоретико-методологической основе, включение в психологические теории фило­софского и духовного наследия прошлого. Чтобы по­нять, как развивается теоретический базис современ­ной психологии, любому профессиональному психо­логу крайне необходимы знания методологических основ психологии.

Однако изучение методологических основ психо­логии в существующих условиях дело весьма за­труднительное. Достаточно сказать, что последняя книга, специально написанная как пособие для сту­дентов по методологическим проблемам психологии, вышла двадцать лет назад мизерным тиражом и давно стала библиографической редкостью (Зинченко, 1983). Содержание данного курса трактуется разны­ми преподавателями по-разному. Это естественно, поскольку, например, в имеющиеся нормативные до­кументы по вузовскому образованию включено пре­дельно краткое содержание (так называемый «феде­ральный компонент») данного курса, а в него — мето­дологические принципы отечественной психологии, в то время как многие видные психологи показали их несостоятельность, частичную или полную. В дан­ном пособии нашей задачей было изложение, далеко не полное, но по возможности беспристрастное, раз­личных точек зрения на методологические основы психологии, чтобы у читателя была возможность са­мостоятельного выбора.

Виды психологических теорий

В науке принято выделять два вида теорий на основании того, каким образом они были построены, — аксиоматические, или категорически-дедуктивные, и гипотетико- дедуктивные. «Исходные положения ак­сиоматических теорий составляют формальные логи­ческие выражения — аксиомы» (Дюкова, 1975. С. 4).Один из наиболее ярких примеров аксиоматической теории в психологии — теория личностных конструк­тов Дж. Келли. Исходным аксиоматическим постула­том для Келли было философское обобщение о чело­веке как ученом, формулирующем для решения своих жизненных задач теории. Остальные теоретические         утверждения получены Келли из исходного путем логического вывода.

Исходными положениями гипотетико-дедуктивных теорий являются  содержательные предложения — принципы и постулаты. Принципы не являются простым эквивалентом фактов «… потому, что они экстраполируют опытные данные на более широкий класс явлений. Поиски принципов связаны с перено­сом опытного знания на область, выходящую за пре­делы данного опытного знания» (Там же. С. 5). В психологии примером гипотетико-дедуктивных теорий могут  служить  модели   внимания   Д.   Бродбента, А. Трейсман и другие теории когнитивной психоло­гии. Некоторые теории трудно отнести к одному из двух видов — например, теория личности К. Роджерса была создана им как обобщение его практики психотерапевта, но содержит в своей основе четко выраженный аксиоматический базис (например, утверждение о потребности в самоактуализации как биологически заданной). например, теория личностных конструктов Дж. Келли или динамическая теория личности К. Левина.

Другой вид теоретического знания в психоло­гии — концепции. В философии концепцией назы­вается «определенный способ понимания, трактовки какого-либо предмета, явления, процесса, основная точка зрения на предмет или явление, руководящая идея для их систематического освещения». Понятие концепции используется также «для обозначения ве­дущего замысла, конструктивного принципа в науч­ной, художественной… и других видах деятельно­сти» (Философский энциклопедический словарь, 1983. С. 278). В науке концепциями чаще всего на­зывают теоретическое знание, в котором нет собст­венного аксиоматического базиса, на основе которо­го построены основные теоретические утверждения. Так, например, мы говорим о концепции поэтапно­го/планомерного формирования умственных дейст­вий и понятий П. Я. Гальперина, поскольку ее аксио­матической основой послужила культурно-истори­ческая теория Л. С. Выготского.

Термин «подход» нередко используется как сино­ним концепции, но традиция употребления этих по­нятий такова, что подходом называют скорее конст­руктивный принцип в науке или практике (ср. «гештальтподход» у основоположника гештальттерапии Ф. Перлза), а концепцией — способ понимания или трактовки проблемной области.

Наконец, учением принято называть теоретиче­ское знание, полученное путем умозрения и не под­лежащее верификации. Примерами учений могут быть ряд психотерапевтических теорий, например аналитическая психология К. Г. Юнга. Действитель­но, в юнгианской психотерапевтической теории не­которые утверждения являются результатами умозре­ния, точнее, гениальной интуиции Юнга. Сами психотерапевты-юнгианцы охотно соглашаются с тем,

По использованию формальных средств (матема­тики, математической логики) различают три вида теорий — качественные, формализованные и фор­мальные (Дружинин, 2002). К качественным, постро­енным без привлечения математического аппарата, теориям могут быть отнесены культурно-историче­ская теория Л. С. Выготского, теория деятельности А. Н. Леонтьева, концепция мотивации А. Маслоу, экологическая концепция восприятия Дж. Гибсона и др. Формализованные теории, в структуре которых используется математический аппарат, — это теория когнитивного баланса Д. Хоманса, теория интеллек­та Ж. Пиаже, теория мотивации К. Левина, теория личностных конструктов Дж. Келли. Формальными теориями, т. е. теориями, в которых основные законы полностью описаны средствами математики, являют­ся, например, теория обнаружения сигнала в психофи­зике или стохастическая теория теста Д. Раша (item — response theory — теория выбора пункта, называемая также теорией вопросов и ответов), широко приме­няемая при шкалировании результатов психоло­го-педагогического тестирования и ставшая основой для современных тестов контроля знаний.

В литературе встречается также деление теорий на субстанциональные и операциональные. Субстанци­ональные теории направлены на объяснение сущно­стных аспектов изучаемой реальности и не подразу­мевают исследовательских инструментов для изуче­ния этой сущности. Субстанциональными являются, например, тео­рия деятельности А. Н. Леонтьева или периодизация психического развития в онтогенезе Д. Б. Эльконина. Операциональные теории неотделимы от тех иссле­довательских методов, вместе с которыми создава­лись, и подразумевают вполне конкретный путь ис­следования психической реальности. К ним относится, что в юнгианстве многое скорее принимается на веру, чем доказывается логическим путем. Тем не менее нет оснований третировать юнгианскую психотера­пию как ненаучную только потому, что она не соот­ветствует нормам, которые достались современной науке в наследство от позитивизма. Нормы и идеалы научности в практической психологии иные.

Теории эволюционного формирования и развития психики

Не вызывает сомнений, что психические функции явля­ются одним из самых мощных факторов эволюции высших живых организмов. Можно утверждать, что этот фактор не­достаточно учитывается и анализируется в современной тео­ретической биологии. Вместе с тем в отечественной науке существует ряд теорий, которые позволяют определить роль психических функций в процессах эволюции.

А. Н. Северцов (1866-1936) Формы приспособления животных к среде обитания

  1. Приспособленность обеспечивается соответствием строения и функций органов животного той среде, где оно обитает.
  2. Скорость изменения организма должна быть не ниже скорости изменения окружающей среды (экологической ниши).
  3. Изменения признаков у организмов в процессе приспо­собления могут быть наследственными и ненаследствен­ными (приобретенными).
  4. Способы адаптации организмов зависят от скорости из­менения различных факторов окружающей среды:
  • приспособление к медленным изменениям среды обеспе­чива-ет-ся: а) наследственным изменением морфологии (анатомического строения) живого организма; б) наслед­ственным изменением поведения (двигательные функци­ональные возможности животного, рефлексы, инстинк­ты);
  • приспособление к быстрым (ситуативным) изменениям среды обеспечивается: а) функциональным (прижизнен­ным) изменением строения путем упражнения органов; б) функциональными изменениями поведения (научение).
  1. Чем выше организация вида, тем больше изменчивость реализуется не за счет морфологических, а за счет функ­циональных изменений.
  2. Для существования живого организма в быстро меняю­щихся условиях окружающей среды необходимо эволю­ционное возникнове-ние предпосылок для прижизнен­ного формирования индивидуальных особенностей по­ведения — научения.

Проблемы методологии в отечественной науке

Методология науки в нашей стране развивалась в контексте марксистской философии. Как наиболее значительные следует назвать работы Б. М. Кедрова о классификации наук, П. В. Копнина о логических основах науки, Э. В. Ильенкова о проблемах диалек­тической логики. Одной из важнейших тем методо­логических исследований стал анализ идеалов и норм научного исследования, который «вначале проводил­ся в аспекте исследования регулятивной роли мето­дологических установок и принципов в процессе тео­ретического поиска и формирования новых научных теорий (П. С. Дышлевый, Э. М. Чудинов, Н. Ф. Ов­чинников, В. И.Купцов и др.). В это же время стала обсуждаться проблема выбора теории и функций ме­тодологических принципов в ситуациях выбора (Е. А. Мамчур), — пишет В. С. Степин — …во второй половине 70-х начале 80-х появились отечественные исследования, посвященные анализу взаимодействия познавательных и институциональных идеалов и норм (Н. В. Мотрошилова, А. П. Огурцов, Б. Г. Юдин). Осо­бой темой, получившей широкое признание и при­влекшей возрастающий круг исследователей, было рассмотрение социокультурных предпосылок и де­терминаций идеалов и норм науки. Эту проблемати­ку разрабатывали сложившиеся к этому времени ме­тодологические школы в Москве, Киеве, Минске, Ленинграде, Новосибирске, Ростове» (Степин, 2000. С. 150). В работах В. С. Степина (р. 1934) разработаны проблемы периодизации развития науки, смены норм и идеалов научного познания в различные исто­рические эпохи, различий норм и идеалов в естест­венных и гуманитарных науках. Работы В. С. Степи­на оказали большое влияние на отечественную мето­дологию науки. Так, периодизация развития науки, предложенная им, прочно вошла в понятийный ап­парат методологии науки и науковедения. В. С. Сте­пин выделяет три периода в развитии науки, которые характеризовались развитием классической, некласси­ческой и постнеклассической науки.

Среди отечественных философов, которые рабо­тали в области философско-методологических проб­лем науки и оказали большое влияние на разработку методологических проблем психологии, особое мес­то принадлежит Мерабу Константиновичу Мамардашвили (1930—1990). Мамардашвили — философ не­отделим от Мамардашвили — личности — человека с большим чувством собственного достоинства и неза­висимыми взглядами, который не мог, не умел и не хотел приспосабливаться к жестким условиям гос­подствующей идеологии. Философские идеи Мамардашвили были прямым продолжением его душевных качеств. В «Картезианских размышлениях» и других работах Мамардашвили высказывается идея о том, что помыслить означает подняться над небытием и

обрести не просто существование, но и свободу. М. К. Мамардашвили принадлежат ряд работ по фи­лософии науки, проблеме сознания в философии, несколько блистательных циклов лекций (кроме упомянутого, об античной философии, о Канте, М. Прусте). Философы прошлого становились в его прочтении носителями идей, глубоко созвучных со­временному человеку. Большое влияние на многих видных отечественных психологов (достаточно при­вести пример А. Г. Асмолова) оказала его книга «Классический и неклассический идеал рациональ­ности», в которой он показал коренные различия ис­ходных философско-мировоззренческих предпосы­лок классической науки и современной (начиная с первых десятилетий XX в.) науки. В дальнейшем мы подробно остановимся на ключевых идеях этой рабо­ты, говоря о философской методологии. Вместе со сво­им другом В. П. Зинченко М. К. Мамардашвили создал работы, в которых были глубоко проанализированы проблемы объективного метода и категория бессоз­нательного в психологии.

Среди ученых, разрабатывавших нормативную методологию науки, одним из самых ярких и неорди­нарных мыслителей был Георгий Петрович Щедровицкий (1929—1994). Он был человеком, который, прежде всего к любому делу относился с большой серьезностью и не принимал на веру навязываемое кем-либо авторитетное мнение, стремясь разобрать­ся во всем самостоятельно. Круг проблем, которыми пришлось заниматься Г. П. Щедровицкому, очень широк — от педагогических и психолого-педагогиче­ских исследований до проектирования городской среды. Это не удивительно, поскольку неординар­ность и самостоятельность мышления Георгия Петровича, а также его неспособность благоговеть перед навязываемыми авторитетами делали его край не неудобным для партийного начальства, и ему не­однократно приходилось менять место работы.

Среди методологических разработок Георгия Пет­ровича следует отметить прежде всего созданную им методологию системного проектирования. Наиболее существенны в ней принципы построения научного предмета. Эти принципы имеют огромное значение при ведении научной работы, планировании междис­циплинарных исследований и др.

Применив свои методологические разработки к области совместного решения практических задач, Георгий Петрович стал создателем принципиально нового вида совместной интеллектуальной деятельно­сти (или, пользуясь любимым его словом, мыследеятельности) — организационно — деятельностных игр (ОДИ). Большой интерес представляют его разработ­ки по проблемам предмета науки.

 

Естественно-научный подход к анализу и объяснению психических явлений в психологии поведения. Классический бихевиоризм

Как образец предельно объективного и строгого естест­венно-научного подхода к исследованию психических явле­ний представляют интерес объяснительные принципы, сформулированные в рамках классического бихевиоризма в США. Отметим, что в качестве одного из основателей объек­тивной психологии поведения называют российского фи­зиолога И. П. Павлова.

В настоящее время основные положения бихевиористических теорий разделяет незначительное число психологов, т. к. стремление к максимальной объективности получаемых данных ведет к «исчезновению» предмета психологии (см. курс «История психологии»). Вместе с тем это направление имеет множество научных достижений, которые составляют «золотой фонд» мировой психологии. Исследована эффек­тивность различных типов подкрепления (поощрения и на­казания) в процессах научения. Разработано множество тон­ких методов, позволяющих регистрировать различные фор­мы поведения животных. Установлено большое количество эмпирических закономерностей, которым подчиняется поведение животных в экспериментальных условиях, а также некоторые формы научения — приобретения новых элемен­тов поведения.

Логика теоретического развития бихевиоризма привела к формированию концепций необихевиоризма, которые до­пускали предположения (гипотезы) о наличии ненаблюдае­мых психических механизмов организации поведения, опо­средствующих отношения между воспринимаемыми живот­ным стимулами и ответными двигательными реакциями. В настоящее время в рамках когнитивной американо-евро­пейской психологии такие «промежуточные переменные» приобрели разнообразные формы гипотетических функцио­нальных механизмов и семантических репрезентативных структур, обеспечивающих обработку информации (см. по­следующие разделы).

Джон Бродус Уотсон (1878 — 1958) Бихевиоризм

  1. Научная психология должна изучать объективные яв­ления. Предметом психологии должно быть только наблю­даемое поведение и объективно регистрируемые двигатель­ные и физиологические реакции организма на разнообраз­ные стимулы из внешней среды.
  2. Основные задачи психологии:
  • выявление и описание различных типов реакций на внеш­ние стимулы;
  • исследование процессов (законов) образования новых ре­акций и их комбинаций.
  1. Реакции организма на различные раздражители могут быть:
  • врожденными и приобретаемыми;
  • явными — внешними, непосредственно наблюдаемыми; неявными — происходящими внутри организма, скрыты­ми от непосредственного наблюдения, но регистрируемые с помощью различных приборов.
  1. Решающее значение в развитии человека играют про­цессы научения и воспитания. Развитие человека полностью основано на процессах обусловливания.
  • Формирование поведения человека может быть полностью контролируемо путем организации внешних условий и факторов обусловливания.
  1. Эмоции человека есть специфические реакции орга­низма на раздражители, которые проявляются в вегетатив­ных изменениях, изменении частоты сердечных сокраще­ний, показателей кровяного давления, кожных и мимиче­ских реакций, тонуса мышц.
  • Имеется три врожденные эмоциональные реакции: гнев, страх, удовольствие.
  1. Мышление человека представляет собой неявные, редуцированные речевые и мышечные (преимущественно ма­нуальные) реакции, а также висцеральные реакции.

Б. Ф. Скиннер (1904-1990) Радикальный бихевиоризм

  1. Психология должна отказаться как от ментализма, так и от физиологизма.
  • Воспринимать предмет или мыслить о нем — значит вести себя по отношению к нему определенным способом. При этом поведение контролируется свойствами предметов — различительными стимулами.
  • Знания представляют собой либо действия, либо правила для выполнения действий.
  1. Связь «стимул — реакция» в поведении нельзя тракто­вать только как причинно-следственную; причины форми­рования поведения могут заключаться и в обратной связи «реакция — стимул». Следует различать респондентное и оперантное поведение.
  • Оперантное поведение: может быть не связанным с ка­ким-либо наблюдаемым раздражителем; осуществляется как активное спонтанное воздействие на среду; подкреп­лением выступает обнаружение стимула — стимульный контингент подкрепления.
  • Респондентное поведение: всегда запускается определен­ным стимулом; осуществляется как ответная реакция на стимул; подкреплением выступает «контингент подкреп­ления реакций».
  1. Поведение организма в процессе научения преимуще­ственно носит оперантный характер и подчиняется закону подкрепления: сила оперантного поведения возрастает, если поведение сопровождается подкрепляющим стимулом.
  • Поведение организма в значительной степени определяет­ся его прошлым поведением.
  • Сложный акт поведения не сводится к последовательности определенных реакций; одно и то же подкрепление может быть добыто животным за счет последовательности раз­личных реакций, объединенных в разные структуры — паттерны.
  • Паттерны поведения детерминируются условиями среды.
  1. Существуют разные схемы (режимы) подкрепления:

а) подкрепление с фиксированным интервалом времени;

б) подкрепление с фиксированной частотой реакций.

  1. Для формирования определенных форм поведения наиболее эффективным способом является модификация поведения — использование положительного подкрепления в момент, когда живой организм совершает нужные движе­ния в нужном направлении. Процедура научения обеспечи­вается рядом факторов:
  • наличие достаточно сильного для данного животного под­креп-ляющего стимула;
  • наличие у животного определенного уровня актуализации потребности (депривации);

последнее время начинают объяснять и интерпретировать результаты психологических исследований с теоретиче­ских позиций когнитивной психологии.

  • время между желательным поведением животного и под­креплением должно быть минимальным;
  • наиболее эффективно положительное подкрепление;
  • подкрепляться должно малейшее движение животного, направленное к цели;
  • нежелательное поведение должно угашаться путем отсут­ствия подкрепления;
  • после обусловливания части сложного поведения под­крепляться должно требуемое движение, следующее за обусловленной частью.
  1. Вербальное поведение (речь) у человека формируется и развивается путем оперантного научения.

 

Информационно-кибернетический подход к анализу и объяснению психических явлений в когнитивной психологии

Современная когнитивная психология как научное на­правление исследования психики с собственной методоло­гией сложилась в США на основе достижений бихевиориз­ма, необихевиоризма, развития информационно-киберне­тических технологий, а также европейских психологических исследований в гештальтпсихологии и в школе Ж. Пиаже. В основу этого подхода заложено предположение о том, что психические явления можно анализировать и объяснять как систему сложных процессов и механизмов обработки ин­формации, имеющихся у живого организма.

Понятие «когнитивная психология» ввел Ульрик Найссер, который считается одним из основателей данного на­правления. В настоящее время когнитивная психология становится популярным направлением исследований и в России. Так, Л. М. Веккер (1998) является создателем ори­гинальной общепсихологической отечественной теории психических явлений как системы организации информа­ционных процессов. Многие отечественные психологи в

Информационно-кибернетический подход к анализу психических явлений

  1. Психика выполняет в организме функции управления и регуляции поведения.
  • Психика выступает управляющей системой, а организм и поведение — управляемой системой, объектом управления.
  1. Процесс управления осуществляется как обмен инфор­мацией между управляющей системой и объектом управле­ния.
  • От управляющей системы к объекту управления по кана­лам прямой связи поступает информация, в соответствии с которой осуществляются действия и операции.
  • От объекта управления к управляющей системе по каналам обратной связи поступает информация о результатах выполнения действий и операций.
  1. Явление обмена информацией есть отображение мно­жества элементов источника информации во множество со­стояний носителя информации.
  2. Обладая психикой, живой организм представляет со­бой самоактуализирующуюся и саморегулирующуюся сис­тему, которая способна самостоятельно создавать и изменять программы свейх действий.

Ульрик Найссер

  1. Психика человека — это активная система, обеспечи­вающая процессы познания на основе обработки информа­ции из внешнего мира.
  • Познание представляет собой непрерывный процесс про­верки когнитивных гипотез.
  1. Познание обеспечивается когнитивными схемами, ко­торые:
  • позволяют ассимилировать информацию об окружающей среде, отделяя известное от неизвестного;
  • носят амодальный обобщенный характер и поэтому позво­ляют обрабатывать и ассимилировать информацию, имею­щую различную модальность.
  1. При этом познавательная активность носит цикличе­ский, разворачивающийся во времени характер («познава­тельный цикл»).
  • Процессы исследования, прогноза и планирования определяют выбор внешних объектов, которые имеют значение для субъекта в данный момент.
  • Внешние объекты через органы чувств модифицируют име­ющиеся в памяти субъекта познавательные схемы.
  • Модифицированные познавательные схемы направляют и ор­ганизуют процессы исследования, прогноза и планирова­ния поведения и т. д.
  1. Субъект воспринимает целостные сцены жизни, кото­рые хранятся в памяти и используются для регуляции пове­дения (фреймы).

Дж. Андерсон, Р. Л. Солсо Теоретические основания когнитивной психологии

Предмет изучения когнитивной психологии — приобре­тение, преобразование, репрезентация, хранение и воспро­изведение знаний, а также влияние знаний на внимание, установки, поведение, эмоционально-ценностные и мотивационные отношения.

  • Психические явления можно рассматривать как множест­во этапов обработки информации, получаемой человеком из внешнего мира.
  • На каждом из этапов выполняется особая функция, кото­рая требует своего выявления и исследования.

Анализировать психические процессы можно в двух взаимодополнительных направлениях:

  1. Анализ психики по аналогии с этапами переработки ин­формации в устройствах компьютера — «компьютерная метафора».
  • Человек избирательно извлекает (внимание) информацию из окружающего мира (восприятие), которая помещается в кратковременную память.
  • Информация трансформируется, перерабатывается, ин­терпре-тируется (мышление) в зависимости: а) от имею­щихся у субъекта целей (и мотивов); б) от накопленного опыта (долговременная память).
  • В процессе переработки информация используется для принятия решений и планирования действий.
  1. Анализ психики по аналогии с особенностями переработ­ки информации в программном обеспечении — «инфор­мационная метафора». Реализуется в двух направлениях:

2.1. Линейно-последовательный подход.

  • Психика — это система функциональных блоков, которые последовательно, линейно перерабатывают информацию (кодирование, перекодирование, декодирование).
  • На каждом этапе переработки взаимодействуют потоки ин­формации, идущие: а) от органов чувств («входов») к цент­ральным механизмам хранения и переработки информа­ции; б) от центра к «входам» и «выходам» — исполнитель­ным действиям.
  • Каждый блок выполняет определенную систему функций: формирования альтернатив и критериев отбора при обра­ботке информации, принятия решения о действии на основе имеющихся альтернатив, прогнозирования и пла­нирования действий и т. д.

2.2. Структурно-уровневый подход.

Каждому следующему этапу переработки информации соот­ветствует новый уровень — новая функциональная структура. Функциональные структуры высших уровней интегриру­ют в себе структуры нижележащих.

 

Культурно-исторический и системно-деятельностный подходы к анализу и объяснению психических явлений

Данное направление является результатом исследований отечественных психологов и в настоящее время составляет «мощную» методологическую и теоретическую альтернативу современной американской когнитивной психологии. В числе основоположников этого направления чаще всего указываются Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия и С. Л. Рубинштейн. В русле этого подхода проводились теоре­тические и экспериментальные исследования множеством выдающихся психологов в СССР и России.

В настоящее время по широте и глубине разработки основных методологических и теоретических вопросов с со­временным отечественным системно-деятельностным под­ходом к объяснению психических явлений не может конку­рировать, пожалуй, ни одно из альтернативных теоретиче­ских направлений мировой психологии.

Л. С. Выготский (1896 — 1934) Культурно-историческая теория развития высших психических функций человека

Вводимые в психологию методологические принципы

  1. Объяснить психические явления можно только путем исследования закономерностей их формирования и разви­тия. Изучение психики требует использования генетических методов исследования и объяснения.
  2. Для верного объяснения психических явлений требует­ся их анализ по единицам, а не по элементам. Анализ по еди­ницам предполагает:
  • выделение такого целостного объекта или процесса, кото­рому, в отличие от элементов, присущи все свойства целого явления;
  • представление в таком объекте или процессе всех сущест­венных связей и существенных для данного объяснения характеристик объекта;
  • возможность наблюдения (опытного изучения) такого объекта или процесса (операционализируемость).

Объяснительные принципы

  1. В чем заключается отличительная особенность разви­тия психики человека от развития психики животных?

Между человеком и миром стоит социальная (культур­ная) среда, через которую преломляются все внешние воз­действия на человека и все формы организации его поведе­ния. В онтогенетическом формировании психики человека биологическое созревание и культурное развитие составля­ют единство. Культурное развитие человека представляет со­бой формирование и развитие в совместной деятельности и общении высших психических функций (ВПФ).

  • ВПФ формируются по мере овладения субъектом культур­но-историческим опытом путем включения в организа­цию естественных психических функций орудийных и знаково-символи-ческих средств.
  • ВПФ обеспечивают произвольные, рефлексивные и осозна­ваемые формы организации субъектом поведения и психики.

По мнению Л. С. Выготского, следует условно противопоставлять эволюционно складывающиеся естественные психические функции, развивающиеся на основе наследуе­мых механизмов их формирования и развития, и высшие психические функции, складывающиеся в процессе истори­ческого развития человечества. Естественные психические функции формируются и развиваются в процессе приспо­собления животных организмов к естественным условиям обитания. Только такие психические функции развиваются и у человека, если он после рождения выкармливается и вос­питывается животными (волками, обезьянами).

  1. Каков основной источник формирования и развития выс­ших, психических функций? Что выступает основной причиной психики человека?

Источник развития человеческой психики находится во внешней «идеальной форме» — в фиксированных в челове­ческой культуре средствах и способах деятельности и обще­ния, которыми необходимо овладеть. Формирование ВПФ выделяет человека из животного мира и заключается в при­своении культурно-исторического опыта человечества, что обеспечивает изменение структуры деятельности и психики человека. Развитие человеческой психики необходимо пред­полагает овладение:

  • способами использования предметов человеческой куль­туры;
  • приемами использования и изготовления орудий, которые увеличивают возможности естественных органов и высту­пают средствами преобразования предметного мира;
  • способами активного использования языковых (знаково-символических) средств, которые увеличивают возможности естественных психических функций и обеспе­чивают организацию сознания и произвольное управление психическими процессами;
  • способами произвольной организации собственного пове­дения и психических процессов на основе использования орудийных и знаково-символических средств;
  • средствами и способами реализации межличностных и со­циальных отношений.

В этой связи полезно подчеркнуть, что личностно-совершен-ный человек — это человек, который в течение индивидуальной жизни овладел широким спектром умений использовать предметы человеческой культуры, научился ставить самостоятельно цели и произвольно организовы­вать и регулировать свое поведение, а также реализовывать и утверждать определенный диапазон межличностных и со­циальных отношений. При этом этической составляющей личностной сферы субъекта выступает внутреннее стремле­ние считаться с интересами других людей и включаться в такие виды деятельности, которые имеют позитивное зна­чение для общества.

Отметим, что об уровне познавательного развития чело­века чаще всего судят по диапазону умений выполнять самые разнообразные предметно-практические и умственные дей­ствия с опорой на орудийные и знаково-символические средства, которые обеспечивают решение различных по сложности и предметной направленности задач.

Овладение таким широким диапазоном средств и способов организации жизни и деятельности в современном человече­ском обществе обеспечивается процессами обучения и воспи­тания. Поэтому познавательное и личностное развитие субъек­та исходно обеспечивается образовательными взаимодействи­ями с другими людьми — «обучение ведет за собой развитие».

  1. Как у человека формируются и развиваются высшие пси­хические функции?

ВПФ производны от внешних форм общения и деятель­ности. ВПФ первоначально возникают во внешней, разде­ленной с другими людьми деятельности и в общении и лишь затем становятся индивидуальными и внутренними — интериоризируются. В развитии ВПФ существуют этапы:

  • доречевая фаза развития поведения и психических функ­ций (внимания, восприятия, памяти, мышления);
  • межфункциональное объединение естественных психиче­ских функций и речевых функций в единую систему:

а) формирование внешнего развернутого речевого плани­рования поведения и действий; б) формирование внешних форм речевой организации действий над значениями, представлениями, обобщениями (эгоцентрическая речь);

  • преобразование внешней речи (через эгоцентрическую речь) во внутреннюю речь с ее последующим сокращением и автоматизацией. Формирование умственных форм организации и произвольного выполнения умственных дейст­вий над значениями (обобщениями).

Л. С. Выготский специально подчеркивал, что исходно новые психические функции человека формируются во внешнем мире, а не внутри мозга или организма. Поэтому психическое развитие человека определяется внешними условиями взаимодействий с людьми и предметным миром. И чем богаче и насыщеннее разнообразными формами об­щения, поведения, действий условия развития ребенка, тем более интенсивно и всесторонне будет протекать его инди­видуальное психическое развитие.

При этом особое значение в развитии человеческой пси­хики имеет овладение способами и средствами использова­ния знаково-символических средств: сначала это овладение жестами, позднее — способами использования языка, и еще позднее — разнообразными искусственными знаково-сим-волическими системами и способами их применения для ре­шения самых разнообразных задач.

Как показали многочисленные исследования и экспе­рименты, проведенные психологами в нашей стране, без овладения определенными способами использования язы­ка, знаков, символов формирование ВПФ просто невоз­можно. Формирование новых психических функций чело­века из внешних, разделенных с другими людьми действий и форм общения получило название «механизм (процесс) интериоризации». Благодаря включению в организацию ВПФ языковых, а позднее и других знаково-символических средств поведение и психические функции человека приоб­ретают произвольность в организации, рефлексивность и осознаваемость.

  1. Каковы этапы и содержание механизма интериориза­ции? Как формируются произвольные, преднамеренные формы организации поведения и психических функций?

Механизм интериоризации имеет два взаимосвязанных на­правления формирования и развития произвольных, предна­меренных действий (внешних практических и умственных).

Первое направление развития ВПФ от разделенного (со­вмест-ного) действия к действию произвольному и индиви­дуальному.

  • Развитие умений подчинять свои действия, поступки, пси­хические процессы (внимание, восприятие, память, мыш­ление) речевым указаниям другого человека (взрослого).
  • Развитие умений организовывать с помощью речи проте­кание психических процессов и поведения у других людей.
  • Межфункциональное объединение таких умений в одну функцию, которая позволяет на основе использования речи самостоятельно планировать собственные действия и подчинять таким планам собственное поведение (овладе­ние своим поведением и психическими функциями).

Второе направление развития ВПФ’. переход от внешних материальных форм действий к внутренним, «идеальным» действиям над значениями.

  • Доречевая фаза развития психических функций (внима­ния, восприятия, памяти, мышления) и «доинтеллектуальная» фаза развития звуковой коммуникации.
  • Межфункциональное объединение естественных психи­ческих и речевых функций — формирование внешнего развернутого речевого планирования и организации пове­дения (эгоцентрическая речь).
  • Переход от действий с материальными предметами к дей­ствиям над значениями (представлениями, обобщениями) с опорой на использование внешних материальных знаков и символов.
  • Переход от действий над значениями с опорой на внеш­ние материальные знаки и символы к внутренним дейст­виям над значениями с опорой на внутренние способы использования знаков и символов.

У младенца нет готовых форм человеческих психических функций и человеческих форм произвольно-преднамеренно организуемого поведения в обществе. Ими человек должен овладеть путем включения в конкретно-исторические формы взаимодействий с людьми. При этом только такие формы по­ведения, которые ребенок во внешних предметных взаимо­действиях со взрослыми научится обозначать, планировать и организовывать их выполнение с помощью языка, могут стать в последующем предметом осознания и предметом самостоя­тельной произвольной регуляции. Так, на протяжении жизни ребенок овладевает произвольными способами преобразова­ния предметов, организации собственных действий с предме­тами, способностями контролировать свои поступки во взаи­модействиях с людьми и прогнозировать их возможные по­следствия, способами регуляции собственных психических функций — внимания, памяти, мышления и т. д.

Отсюда вытекает и знаменитое следствие из теории Л. С. Выготского: обучение и воспитание — это необходи­мые детерминан-ты развития ВПФ; «обучение ведет за со­бой развитие». То, что ребенку доступно в совместных со взрослым предметно-практи-ческих действиях («зоны ак­туального развития»), то в ближайшем времени может пре­образоваться в самостоятельные формы организации по­ведения и деятельности («зоны ближайшего развития»).

  1. Как в организацию высших психических функций включа­ются языковые и другие знаково-символические средства?

Знаки языка (а также другие знаки и символы) по мере овладения ими субъектом приобретают две важнейшие ха­рактеристики: а) предметную отнесенность — обозначают и замещают объективно существующие предметы и явления; б) значение — актуализируют фиксированные в психике лю­дей сходные представления, обобщения, понятия.

  • Значение исходно существует вне субъекта — в предметах, вовлеченных человечеством в сферу своей деятельности.
  • Знак напоминает человеку о необходимости выполнить определенную систему операций, в которых могут в опреде­ленном сочетании участвовать все психические функции.
  • Структура значений (обобщений) развивается и совер­шенствуется в онтогенезе: сначала преимущественно через непосредственное знакомство с предметами и явлениями, значения которых фиксируются в знаково-символических средствах; позднее — еще и через овладение способами ис­пользования языка и других знаково-символических средств, которые позволяют выстраивать новые значения (представления, понятия) в сознании субъекта.
  • Благодаря знакам компоненты актуальной ситуации включа-ются в одну структурную систему с символически организованными представлениями из прошлого и пред­полагаемого будущего.

Верное использование языковых и других знаково-символи­ческих средств выступает необходимым условием для формиро­вания и развития познавательных психических функций чело­века, а также для овладения современными научными знания­ми. Именно различные способы использования языка, знаков, символов обеспечивают человеку возможности произвольно и преднамеренно фиксировать в умственном плане различные представления и понятия, выполнять над ними всевозможные преобразования и фиксировать получаемые результаты.

  1. Что такое сознание человека? Как формируется челове­ческое сознание?

Сознание формируется по мере активного овладения субъектом способами использования языка, знаков и симво­лов, через замещение внешних практических предметных действий речевыми действиями и их последующей интериоризацией.

  • Единица сознания есть значение, которое имеет социаль­ное происхождение и представляет собой: а) единство мышления и речи; б) единство общения и обобщения.
  • Слова (знаки) замещают предметные характеристики яв­лений и событий, фиксируя и сохраняя их значение, что позволяет выполнять действия над значениями во внут­реннем умственном плане.
  • Сознание есть обратимые процессы выражения мыслей в словесных значениях и построения мыслей на основе извлечения значений из слов — это обратимые процессы перехода от смысла к значениям и словам и от слов — к значе­ниям и смыслу.
  • Главная функция значения — смыслообразование, которое обеспечивает индивидуальное смысловое строение сознания.
  • Сознание субъекта — это динамическая смысловая систе­ма, представляющая собой единство аффективных и ин­теллектуальных процессов.

Таким образом, сознательный уровень организации по­ведения, действий и психических функций заключается в том, что, опираясь на всевозможные способы использования знаково-символических средств, субъект приобретает ряд возможностей. Во-первых, фиксировать и актуализировать в собственной психике и психике других людей различные значения в форме двигательных и образных представлений, а позднее и в форме понятий. Во-вторых, преобразовывать такие значения, использовать их в целях ориентировки в мире и организации поведения у других людей, а также в це­лях самостоятельной ориентировки и организации собст­венного поведения. Такие способности у человека формиру­ются и развиваются на протяжении всей жизни по мере овла­дения субъектом новыми способами использования языка и разнообразных знаково-символических средств.

Так, Л. С. Выготский реализовал ряд исследований, в ко­торых показал, какие существуют основные этапы в форми­ровании и развитии значений у детей. Овладевая способами использования знаков языка, ребенок постепенно устанав­ливает их предметную отнесенность и овладевает соответст­вующими этим знакам значениями. За способами использо­вания знаков скрываются различные типы значений (спосо­бы обобщений):

  • синкреты — объединения предметов с помощью слова без достаточного основания, по случайному впечатлению, эмо­ционально-оценочному сходству, по внешней близости, яр­кости;
  • комплексы — объединения предметов с помощью слова согласно фактическим связям при равенстве всех признаков в своем функциональном значении. Характерно постоянное изменение оснований для объединения и соскальзывание с одного признака на другой в практиче­ской ситуации обобщения;
  • псевдопонятия (житейские понятия) — объединения предметов с помощью слова, которые основаны на житей­ском опыте действий и опыте непосредственного восприя­тия, тождественны с истинными понятиями по предмет­ной отнесенности, но различны по интеллектуальным опе­рациям, ведущим к обобщению;
  • понятия — объединения предметов с помощью слова на основе абстрактного синтеза, которые формируются в ходе работы над самими понятиями: осознание значений слов и терминов, а также своей собственной мыслительной дея­тельности; установление зависимостей и связей между си­стемой понятий путем определения одного понятия по­средством других понятий; произвольность использова­ния обобщений.

Формирование научных понятий обеспечивается, во-первых, переходом от использования знаков только «для других» (общение) к знакам «для себя» (организация собст­венного мышления); во-вторых, переходом от накопления опыта внешней речевой организации памяти и мышления во взаимодействиях с другими людьми к активной внутренней организации памяти и мышления с опорой на самостоятель­ную внутреннюю речь.

  1. Что представляет собой личность человека как психиче­ское образование?

Интериоризированные способы и средства организации и реализации межличностных и социальных отношений об­разуют структуру личности, которая представляет собой иерархически организованную систему ВПФ.

Личностные качества человека представляют собой психические функции, которые формируются и развиваются на протяжении жизни, приобретают относительно устойчивый характер и обеспечивают субъекту организацию и реализацию: а) непосредственных межличностных взаимодействий с людьми; б) всевозможных опосредствованных социальных отношений и связей с другими людьми и общественными институтами. Такие взаимодействия могут подчиняться уз­коэгоистичным или широко социально значимым задачам.

  1. Каковы основные этапы формирования высших психиче­ских функций в онтогенезе?

Периодизация психического развития человека зависит от уровня культурно-исторического развития человеческого общества и определяется закономерностями формирования и развития высших психических функций. При этом на каж­дом этапе психического развития человека наблюдаются:

а) появление характерных для каждого возраста психических новообразований в личностной и познавательной сферах;

б) изменения «социальной ситуации развития» — условий, которые предоставляет общество для развития ребенка, а также требований и ожиданий, которые предъявляются к ре­бенку со стороны других людей и общества.

В формировании и развитии ВПФ можно обобщенно указать ряд этапов, которые намечаются и частично анали­зируются в работах Л. С. Выготского (см.: Глотова, 1990).

  • Этап формирования натуральных форм поведения (младенче­ство): выделение из единых форм жизнедеятельности «мла­денец — взрослый» индивидуальных форм познавательной активности, поведения и аффективного отношения к раз­личным явлениям.
  • Этап зарождения высших психических функций (1 — 3 года): функциональное включение знаково-символических средств во взаимодействия между ребенком и взрослым.
  • Этап «переходных психологических систем» (3 — 12 лет): пе­реход от символической деятельности, выполняемой со­вместно с другими людьми, к индивидуальным формам символической деятельности.
  • Этап высших психических функций, опосредствованных внеш­ними знаками (от 6 до 12 — 14 лет): формирование умений повышать эффективность своей деятельности с помощью внешних вспомогательных знаково-символических средств.
  • Этап «вращивания» внешних знаково-символических опера­ций (с 7 — 8 лет и далее на протяжении всей жизни): преоб­разования ВПФ из опосредствованных внешними знаками в опосредствован-ные внутренними знаковыми операция­ми.
  • Зрелая умственная деятельность взрослого человека, про­текающая во внутреннем умственном плане сознания.

В свою очередь, развитие ВПФ во многом определяется социальной ситуацией развития, которая изменяется на протяжении индивидуального развития каждого человека. Теоретическая конкретизация и обоснование закономерно­стей онтогенетического развития психики человека в после­дующем была реализована в исследованиях А. Н. Леонтьева, А. В. Запорожца, Д. Б. Эльконина.

  1. Какова психофизиологическая функциональная структу­ра и организация высших психических функций человека?

В процессе развития человека структура психики изменя­ется по мере установления новых межфункциональных свя­зей и отношений между естественными и высшими психиче­скими функциями путем включения в их организацию зна­ково-символических средств. При этом:

  • ВПФ задаются и формируются во внешних формах дея­тельности и общения с людьми на протяжении индиви­дуальной жизни;
  • ВПФ каждого человека имеют сложные формы иерархиче­ской функциональной организации (функциональные сис­темы), в которых в зависимости от решаемых задач присутст­вуют восприятие, память, мышление, мотивы, эмоции;
  • нейрофизиологические процессы, функции мозга высту­пают необходимым условием (но не причиной!) формиро­вания ВПФ. Мозговые функции приспосабливаются к ре­ализации новых ВПФ и способов взаимодействий с внеш­ним миром, которые приобретаются человеком.
  • психология личности: развитие человека от индивида к лич­ности; формирование различных индивидуально-психо­логических и личностных свойств.

Теория развития и функционирования психики человека в общественной деятельности

  1. Что выступает предметом исследования психологии как самостоятельной науки?

Психология — наука о порождении и функционировании в деятельности индивида психического отражения реально­сти — «образа мира», который обеспечивает ориентировку субъекта в предметном мире и организацию деятельности (поведения).

  • Психику следует изучать «от жизни (деятельности) к моз­гу», а не «от мозга к жизни».
  • Психику человека следует изучать в развитии от внешних социальных форм к индивидуальным умственным формам (см. выше: теория Л. С. Выготского).

Психика представляет собой сложную активность, которая обеспечивает живому организму предварительную ори­ентировку, организацию и регуляцию выполнения разнооб­разных действий и деятельностей на основе формирующего­ся «образа мира».

  1. Что такое деятельность живого организма с позиций психологического анализа?

Деятельность — это единица жизни (см. выше), опо­средство-ванная психическим отражением, психической ориентировкой, которая представляет системный процесс: а) имеющий сложное функциональное строение, б) разви­вающийся на основе внутренних и внешних движущих про­тиворечий, в) порождающий психику — «образ мира».

Реальная жизнь людей — это иерархия сменяющих друг друга деятельностей. Анализ человеческой деятельности мо

Позднее идея о том, что психика исходно располагается не в мозге, а между субъектом и миром — выступает продуктом взаимодействий субъекта с предметами объективного мира, развивалась в работах А. Н. Леонтьева, П. Я. Гальперина, Д. Б. Эльконина и многих других отечественных психологов.

Закономерности формирования мозговых, нейропсихологичес-ких механизмов, которые формируются вслед за но­выми типами взаимодействий субъекта с предметным миром и выступают необходимым условием для реализации все бо­лее сложных психических функций, конкретизировались в исследованиях А. Р. Лурии (см. выше).

А. Н. Леонтьев Деятельностный подход к объяснению психических явлений Вводимые в психологию методологические принципы

  1. Субъект с самого начала находится «не перед миром», а «внутри мира», развивающегося по объективным материаль­ным законам; субъект составляет часть объективного мира.
  2. Любой психический процесс следует рассматривать в системе (в составе) конкретной практической или умствен­ной деятельности субъекта. Психика формируется в различ­ных формах активности, действий, деятельности.
  • Психика исходно представляет собой ориентировочно-исследовательские действия живого организма, результатом которых выступает постоянно совершенствующийся образ окружающего мира. На основе образа мира (вторично, производно) организуются все более сложные формы по­ведения и деятельности.
  1. Психологическая наука охватывается тремя основны­ми взаимосвязанными проблемами:
  • психология образа: развитие всех когнитивных процессов, включая внимание и сознание;
  • психология деятельности: формирование и развитие раз­личных видов, форм и уровней;
  • исполнительно-технологический характер, когда деятель­ность анализируется на основе внешне наблюдаемых резуль­татов и способов их получения: деятельность — действия — операции;
  • смысловой (собственно психологический) характер, где любая активность человека: а) по отношению к мотиву субъекта выступает в качестве деятельности, имеющей личностный смысл; б) по отношению к поставленным субъектом целям — в качестве действия или системы дей­ствий; в) по отношению к конкретным способам психиче­ской ориентировки, планирования и исполнения в конк­ретных предметных условиях — как операция или система операций (см., напр.: Иванников, 1998).
  1. Какие важнейшие основания следует использовать для психологического анализа действий и деятельности?

В психологическом анализе структуры действий и деятель-ностей следует выделять:

  • мотивационную (интенциональную) сторону — то, что побужда-ет и направляет деятельность и действия — мотивы, цели и их формирование;
  • операциональную сторону — способы и средства достиже­ния целей, реализации мотивов и удовлетворения потреб­ностей в различных предметных условиях.

С точки зрения фазовой динамики действий и деятельно­сти следует выделять:

  • фазу ориентировки и планирования действий и деятельно­сти;
  • фазу исполнения действий и деятельностей в соответствии с планом;
  • фазу контроля и коррекции получаемых результатов в про­цессе выполнения действий.
  1. Какие составляющие компоненты включаются в психо­логическую структуру человеческой деятельности?

Психологическая структура деятельности включает ряд составляющих компонентов.

Потребность — внутреннее побуждение организма к ак­тивности, в основе которого лежит нужда организма в ка­ких-либо внешних предметах или условиях.

  • Исходно потребности запускают ненаправленное поиско­вое поведение, которое обеспечивает обнаружение пред­метов, удовлетворяющих потребности.
  • Предметы, обеспечивающие удовлетворение потребно­стей, в последующем начинают направлять активность ор­ганизма, преобразуясь в мотивы.

Мотив — «опредмеченная потребность» — предмет (воспринимаемый или представляемый), который удовлетворя­ет потребность и на который направляется активность (дея­тельность).

  • Развитие предметного содержания потребностей и моти­вов в процессах реализации деятельности есть процесс раз­вития потребностно-мотивационной сферы человека.
  • В человеческом обществе мотивы формируются и развива­ются: через производство новых предметов и овладение способами их использования.
  • Человека могут мотивировать к деятельности различные стороны одного предмета.
  • Мотивы в деятельности человека выполняют побудитель­ную, направляющую и смыслообразующую функции.
  • Один и тот же мотив (предмет) может удовлетворять раз­ные потребности; одна и та же потребность может удовлет­воряться через разные мотивы (предметы).

Осознаваемые цели, которые достигаются посредством действий, благодаря чему реализуется процесс деятельности.

  • Процесс деятельности реализуется посредством действий, каждое из которых подчиняется промежуточной осознаваемой цели и включает ориентировочную и исполнитель­ную части.
  • По отношению к любому текущему целенаправленному действию человека мотивы выстраиваются в иерархиче­ские отношения и связи друг с другом.
  • Всякое действие и всякую цель можно рассматривать:

а) в объективных предметных связях и отношениях — как име­ющие объективные значения;

б) в отношении к потребно­стям и мотивам субъекта — как приобретающие субъективный личностный смысл.

Автоматизированные, неосознанно реализуемые способы ориентировки, планирования, исполнения, контроля и коррек­ции в составе целенаправленных действий — операции.

  • Каждое действие складывается из операций, которые представляют собой автоматизированные способы ориен­тировки, планирования, реализации, контроля и коррек­ции целенаправленного действия.
  • Следует условно различать технологические, исполнитель­ные операции и психические операции, обеспечивающие предварительную ориентировку и планирование действий.
  • Используемые операции зависят: а) от внешних средств и условий, в которых действие реализуется; б) от имеющихся у субъекта автоматизированных способов ориентировки, планирования и автоматизированных способов реализа­ции действий.
  1. Что такое психический образ предметного мира и как он образуется?

В качестве ориентировочной основы в организацию и осуществление любого действия или деятельности включа­ется образ предметного мира. Образ мира — это психическое образование, производное от реализуемых субъектом дейст­вий и операций.

  • Ориентировочные операции и действия, исходно выпол­няемые субъектом посредством органов чувств по отноше­нию к объектам, являются средством формирования обра­за. Образ исходно есть продукт, результат определенных ориентировочных операций и действий.
  • Внешние (предметные) и внутренние (умственные) опера­ции выступают психологическим механизмом порожде­ния и существования образа: актуализация образа — это процесс сокращенного выполнения тех операций, кото­рые лежат в основе построения образа.
  • Использование образа в процессе решения различных за­дач происходит путем включения его в то или иное дейст­вие в качестве ориентировочной основы.
  1. Как образуется сознание человека и умственные, внут­ренние формы действий и деятелъностей?

Формирование сознания человека происходит путем интериоризации опосредствованных языком (речью) способов организации и выполнения действий и операций, которые отделяются от исходной внешней предметной формы. Это обеспечивает формирование внутреннего плана умственных действий над представлениями и понятиями, которые орга­низуются сначала внешними, а затем внутренними способа­ми использования языковых и других знаково-символических средств.

  1. Как соотносятся внешние и внутренние (умственные) формы человеческих операций, действий и деятельностей?

Исходно внешние ориентировочно-исследовательские и исполнительные, «технологические» составляющие дея­тельности, по мере овладения ими субъектом, преобразу­ются в психические образы и представления — умственные операции и действия, образующие внутренние формы пси­хической деятельности.

  • Психика производна от внешних форм деятельности — это результат интериоризации внешних операций и действий путем их преобразования в сокращенные умственные (психические, идеальные) формы.
  • Внешние и внутренние составляющие деятельности име­ют одинаковый состав (функционально и структурно изо­морфны), но различаются по предметному содержанию условий, целей, мотивов.
  • Внешние и внутренние составляющие компоненты дея­тельности представляют единство и могут переходить друг в друга.
  • Развитые внутренние умственные формы действий над представлениями и понятиями могут преобразовываться во внешние формы, реализуясь в новых знаковых и веще­ственно-предметных продуктах человеческой культуры (экстериоризироваться).
  1. Что лежит в основе развития человеческой психики?

Психическое развитие человека, формирование его созна­ния и личности обеспечивается присвоением индивидом общественно-исторического опыта, путем овладения с по­мощью других людей разнообразными видами операций, действий и деятельностей, которые соответствуют предме­там материальной и духовной культуры и фиксированы в орудиях и знаково-символических средствах.

  • При этом наследственная анатомо-физиологическая орга­низация не имеет решающего значения для формирования и развития сознания, личности, способностей человека, а выступает только необходимым условием.
  1. Что образует основу человеческой личности?

Личность человека есть формирующееся и развивающее­ся в течение индивидуальной жизни человека психологиче­ское новообразование.

  • Основой личности является совокупность общественных отношений к миру, в которые включается человек.
  • Такие отношения формируются в реализуемых человеком связях с людьми через различные виды деятельностей.

Действие как теоретический конструкт (объяснительное понятие) и как «неаддитивная единица» анализа психики

  1. Любое действие направлено на предмет (предметно) и подчинено определенной цели, которая зависит от потребно­стей организма и его предметного окружения (актуального, наличного или представляемого, которое требуется обнару­жить или создать в ходе деятельности).
  • Предмет (цель) и мотив действия не совпадают между собой.
  1. Всякое действие и всякая цель могут рассматриваться в объективных связях и отношениях как объективные значе­ния.
  2. Смысл действия для человека определяется мотивом деятельности («опредмеченной потребностью»), в состав ко­торой действие входит.
  3. Действие как составляющая деятельности позволяет реализовать предметные связи «организм — среда», с одной стороны, и познакомиться с реальными свойствами среды — с другой.
  4. Реализация любого действия включает совокупность ориентировочных (познавательных), исполнительных и конт­рольных операций.
  • Следует различать: а) приспособительные операции, кото­рые формируются неосознанно, путем приспособления движений к условиям выполнения действия; б) сознатель­ные операции, которые формируются путем автоматиза­ции и объединения действий.
  1. В действии на основе ориентировочных операций по­рождается и развивается образ окружающего мира путем ак­тивного «уподобления» движений органов чувств предметно­му окружению. По мере своего формирования образ, в свою очередь, начинает во многом предопределять протекание действий и ориентировать их в процессе реализации.
  2. Действие по мере своего развития может преобразовы­ваться в нескольких направлениях.
  • Как процесс, исходно зависящий от актуальной естествен­ной потребности и непосредственного предметного окру­жения, действие может принимать культурные, опосредст­вованные орудиями и знаками формы, приобретая все бо­лее надситуативный характер.
  • Как составляющая деятельности действие может преобра­зовываться:

— путем автоматизации в операцию — способ выполне­ния других более сложных действий;

— путем приобретения личностного смысла для субъек­та («осознаваемый мотив-цель») — в самостоятельную деятельность (механизм сдвига мотива на цель).

  • Как активный, живой, протекающий в предметной среде процесс внешнее практическое действие может преобра­зовываться в действие «идеальное», протекающее во внут­реннем, умственном плане сознания.

Теория исторического развития психических функций человека входе общественно-исторической дифференциации различных видов деятельностей

В работах А. Н. Леонтьева теоретически развивается те­зис об общественно-исторических (культурно-историче­ских) закономерностях формирования и развития психиче­ских функций человека. Содержательная конкретизация этого тезиса представляет разработку социально-психоло­гической теории исторического развития психических функций человека по мере дифференциации исходной со­вместной деятельности, направленной на удовлетворение естественных потребностей во множестве производных ти­пов и видов человеческих действий с их последующим вы­делением в самостоятельные типы деятельностей.

  1. Чем характеризуется развитие человеческой деятельно­сти в процессе исторического развития человеческого обще­ства?

Деятельность — это процесс, который развивается в ходе исторического развития человечества и в котором осуществ­ляется жизнь каждого нового поколения людей.

  • Общественно-исторический опыт исходно порождается в процессах развития человеческих действий и деятельностей и фиксируется в форме объективных значений в про­дуктах материальной человеческой культуры, в орудийных и знаково-символических средствах.
  • В процессах усложнения действий и деятельностей у каж­дого поколения людей совершенствуется система значе­ний, частичное присвоение которых каждым человеком образует индивидуальный психический образ мира.
  • Психический образ мира вторично выступает ориентиро­вочной основой для организации все более эффективных действий и деятельностей.
  1. Чем характеризуются исторически первичные формы человеческой деятельности?

Исторически первична совместная практическая деяте­льность, где имеется общий мотив для всех участников дея­тельности и общие цели действий.

  • Общение между субъектами исходно служит непосредст­венному ситуативному планированию, организации и управлению совместной деятельностью и распределению отдельных действий между членами сообщества. Исходно практическая сторона деятельности и общение составляют единый процесс и являются слитыми.
  • Позднее от деятельности отделяется собственно коммуни­кативная сторона по мере совершенствования и диффе­ренциации жестовых и речевых средств общения.
  1. Какие психологические основания лежат в основе обще­ственного разделения труда?

Специализация субъектов в выполнении отдельных дей­ствий ведет к разделению труда и дифференциации все но­вых видов человеческой деятельности.

  • Любое действие включает: а) этап ориентировки и планирования; б) этап исполнения и реализации; в) этап контро­ля и коррекции (рефлексия).
  • По мере технологического усложнения и фиксирования в языковых и знаково-символических средствах способов организации и выполнения действий отдельные операции в их составе осознаются и преобразуются в новые самосто­ятельные действия.
  • Субъекты начинают специализироваться в выполнении различных операций и действий при реализации совмест­ных видов деятельностей: а) операций и действий предва­рительной ориентировки и организации совместной дея­тельности; б) исполнительных операций и действий, реа­лизующих деятельность и обеспечивающих получение конкретного продукта; в) действий контроля, оценки, рас­пределения полученных продуктов.
  • По механизму сдвига мотива на цель формируются произ­водные виды деятельности — деятельности планирования, организации, исполнения, контроля.
  1. Как формируются умственные действия и умственные формы человеческих деятельностей?

Компоненты общественной деятельности, связанные с  планированием, организацией и контролем, оказываются отделенными во времени и пространстве от деятельности практической, исполнительной. Формируется труд умствен­ный.

  • Появляется необходимость и возникают условия для того, чтобы речь выделилась из межсубъектного общения и при­обрела новые функции — организации индивидуальной умственной деятельности.
  • Новые функции речи делают необязательной ее внешнюю развернутую форму.
  • Речевые действия приобретают характер внутренних средств для организации умственных действий над значе­ниями (представлениями и понятиями) — формируется индивидуальный внутренний план умственной деятельно­сти.
  • Субъект становится носителем индивидуального сознания.
  1. К каким последствиям в формировании и развитии чело­веческих типов деятельности ведет отделение ориентационно-планирующих компонентов от исполнительных, с одной стороны, и умственных индивидуальных форм организации и реализации действий от исходно внешних совместных дейст­вий, с другой стороны?

Внутренние опосредствованные речью действия и опера­ции предварительной ориентировки и планирования прак­тических видов деятельности преобразуются в познаватель­но-исследовательскую деятельность (механизм сдвига моти­ва на цель).

Коммуникативно-организационные аспекты речевого общения преобразуются в ряд специализированных видов профессиональной деятельности, заключающихся в речевом воздействии на других людей: учебную, идеологическую, по­литическую.

С. Л. Рубинштейн Субъектно-деятельностная теория психики

  1. Человека с его психикой исходно следует рассматри­вать «внутри бытия», а не противопоставлять окружающему миру.
  2. Предметом изучения психологии являются психиче­ские функции в их отношениях и связях с миром и деятель­ностью человека в мире.
  • Всякая внешняя активность живого существа содержит в себе психические составляющие, посредством которых осуществляется ее регуляция.
  • Следует различать: а) деятельность, в которой присутству­ют психические функции, когда реализуются жизненные отношения человека к окружающему миру; б) собственно психические функции — психические процессы.
  1. В процессе взаимодействия субъекта с миром внешние факторы всегда действуют через внутренние условия. Такие условия представляют собой внутреннюю психическую ак­тивность субъекта, которая имеет врожденный характер.
  • Психика детерминируется одновременно «органическим субстратом» мозга и внешним предметным миром.
  1. Деятельность всегда есть взаимодействие субъекта и объекта: не может быть бессубъектной деятельности и дея­тельности без предмета.
  • В деятельности всегда в большей или меньшей мере при­сутствуют активность, творчество, самостоятельность.
  1. Субъект в своих деяниях, актах творческой самодея­тельности не только обнаруживается и проявляется, но со­зидается и определяется в них.
  • Субъект есть то, что он делает: направления деятельности формируют и изменяют самого субъекта.
  • Каждая новая функция в поведении и психике субъекта перестраивает все остальные функции в новую функцио­нальную структуру.
  • В деятельности человек сам создает условия для своей жиз­ни.
  1. Сознание человека формируется и развивается в дея­тельности и по мере развития начинает оказывать влияние на организацию деятельности (принцип единства сознания и деятельности).
  2. Психика представляет собой непрерывный, контину­ально-генетический процесс. Прерывны и дискретны толь­ко результаты психических процессов.
  3. Основным механизмом психики выступает анализ че­рез синтез: познаваемый объект включается во все новые межпредметные связи и потому выступает во все новых каче­ствах, которые фиксируются в новых представлениях, поня­тиях.

 

Теория личности в деятельностном подходе к анализу и объяснению психических явлений

А. Н. Леонтьев Теория развития личности в человеческой деятельности

  1. Личность человека есть формирующееся и развиваю­щееся в течение индивидуальной жизни человека психоло­гическое образование.
  • Основой личности является совокупность общественных отношений к миру, в которые включается человек.
  • Такие отношения формируются в реализуемых человеком деятельностях и связях с людьми.
  1. Процесс развития личности — это путь от осуществле­ния деятельности, обеспечивающей поддержание существо­вания, жизни, к поддержанию своего существования для осуществления, реализации определенной деятельности.
  2. В ходе формирования и развития личности происходит ряд преобразований.

На внешнем уровне реализации действий и деятельно­стей:

  • деятельности и действия, реализуемые субъектом, органи­зуются в иерархические отношения;
  • иерархические отношения между разными видами дея­тельностей приобретают относительную независимость от физиологических состояний организма (органиче­ских потребностей);
  • развитие деятельностей ведет к их центрированию вокруг немногих главнейших (ведущих). Этот процесс опосредст­вуется сознанием и самосознанием.

На скрытом, психологическом уровне:

  • за соотношением деятельностей формируются и изменя­ются соотношения мотивов;
  • иерархия мотивов образует основу личности — сферу лич­ностных смыслов.
  1. Основу индивидуальных личностных особенностей че­ловека составляет иерархическая организация потребностно-мотивационной сферы человека, которая определяет сферу индивидуальных личностных смыслов.
  • Отдельные жизненные отношения, которые реализуются человеком в действиях, могут отчуждаться, теряя или при­обретая негативный личностный смысл.
  1. Осознание мотивов — это акт установления отношений мотива данной конкретной деятельности к мотивам деятель­ности более широкой.
  2. Существует два важнейших этапа в становлении лично­сти человека:
  • этап формирования иерархических отношений в мотивационной сфере (после 3 лет);
  • этап частичного осознания субъектом собственных моти­вов (обычно с подросткового возраста).

Смысл и его формирование

  1. Смысл представляет собой индивидуальное отношение субъекта к предметам потребности, которое возникает в про­цессе эволюции вместе с возникновением психической ори­ентировки организма в окружающей среде.
  • На низших ступенях развития психики животных биологи­ческий смысл приобретают отдельные ощущаемые свойст­ва предметов (стадия сенсорной психики).
  • На более высокой стадии развития психики животных био­логический смысл приобретают отдельные целостные пред­меты (стадия перцептивной психики).
  • Еще на более высокой стадии развития психики биологиче­ский смысл приобретают межпредметные связи, целостные ситуации (стадия интеллекта).
  1. Биологический смысл характеризуется:
  • отсутствием постоянного, устойчивого отношения к од­ним и тем же предметам;
  • наличием смысловых отношений не ко всем предметам в окружающем мире.
  1. У человека в процессе общественного развития биоло­гический смысл предметов приобретает относительную устойчивость и преобразуется в частично осознаваемые смысловые отношения (личностные смыслы) через меха­низмы и элементы общественного и индивидуального со­знания (см. теорию сознания).
  • В общественном сознании фиксируется значение предме­тов, обеспечивающих устойчивые способы удовлетворе­ния общественных потребностей.
  • Значения отделяются от актуально воспринимаемых пред­метов и преобразуются в значения слов.
  • Такое фиксирование значений в слове исходно реализует­ся в формах общественного сознания. Значение — катего­рия общественного сознания.
  • Значение связано с операциональной стороной деятельно­сти, а смысл — с интенциональной.
  • С возникновением индивидуального сознания (выделени­ем «Я») формируются индивидуальные отношения к зна­чениям — личностные смыслы.
  1. Индивидуальные реальные жизненные отношения вы­ступают для человека как смысл.
  • Развитие реальных отношений с миром происходит через включение человека в новые виды деятельности, которые определяются объективно-историческими условиями жизни.
  • Включение в различные деятельности ведет к развитию мотивов.
  • Изменения мотивационной сферы ведут к развитию и из­менению личностных смыслов.
  1. Исходно динамика смысла обусловлена динамикой развития деятельности. Смысл порождается включением че­ловека в деятельность и, в свою очередь, начинает ориенти­ровать и направлять деятельность.
  • Изменение смысла деятельности — это всегда изменение личности.
  • Чувства есть смысловые обобщения так же, как понятия есть обобщения значений.

Д. Б. Эльконин Закономерности онтогенетического развития человеческой психики и личности

  1. Что лежит в основе формирования и развития человече­ской психики?

В основе развития человеческих форм психики лежит присвоение человеческой культуры путем овладения различ­ными видами человеческих действий и деятельностей.

  • Все виды человеческих действий и деятельностей по свое­му происхождению имеют общественный характер и меня­ются по мере развития человеческого общества.
  1. Каково основное значение детства в формировании и раз­витии психики человека?

Ребенок рождается без каких-либо естественных средств и способов удовлетворения индивидуальных потребностей. Детство является необходимым этапом развития человека, в течение которого ребенок овладевает средствами и способа­ми выполнения разнообразных человеческих действий, что обеспечивает в последующем возможность включиться в ре­ализацию различных видов человеческих деятельностей.

  • По мере исторического развития человеческого общества, человеческой культуры и человеческих видов деятельностей изменяются и преобразуются требования к психиче­скому развитию ребенка. Поэтому закономерности возра­стной периодизации психического развития человека, в отли­чие от закономерностей биологического созревания организма, имеют конкретно-исторический характер.
  1. В чем заключаются отличительные особенности зако­номерности формирования и развития человеческой психики?

Овладение новыми видами человеческих действий пред­полагает усвоение ориентировки в общественно-мотивационных и операционально-технических особенностях их ор­ганизации, что обеспечивает формирование и развитие у субъекта личностно-смысловых и интеллектуальных состав­ляющих психики. При этом психическое развитие человека имеет ряд особенностей.

  • Биологическое созревание мозга является только необхо­димым условием для формирования и развития психики. Причиной формирования и развития психических функ­ций выступают взаимодействия субъекта с внешним пред­метным миром.
  • Формирование и развитие человеческой психики детер­минировано присвоением (усвоением) общественно-ис­торического опыта в совместной деятельности и общении с людьми. Социальная среда (культура) и взрослые, явля­ясь носителями различных видов человеческих действий и деятельностей, выступают главными источниками раз­вития.
  • «Движущими силами» развития выступают противоречия в процессе усвоения общественно-мотивационных и пред­метно-операциональных компонентов деятельностей, ко­торыми овладевает ребенок.
  1. Каковы особенности человеческих действий, способами организации и выполнения которых необходимо овладеть ребенку?

В основе организации человеческих действий лежат два типа ориентировочных составляющих: а) ориентировка в социальных, общественно-мотивационных особенностях действия, овладение которыми обеспечивает развитие эмо­ционально-личностной сферы ребенка; б) ориентировка в предметных операционально-технических особенностях действия, овладение которыми обеспечивает развитие по­знавательно-интеллектуальной сферы психики ребенка.

  • Познавательно-интеллектуальная ориентировка в свойст­вах предметов у человека включена в ориентацию на обра­зец, который задается другими людьми, — включена в ори­ентировку на действия другого человека и на последствия действия для другого человека.
  • Человеческие действия, которыми овладевает ребенок, определяются не только (и не столько) конкретной целью или предметными условиями, а значением и смыслом дей­ствия и его последствий в человеческих взаимоотношени­ях.
  • Человеческое действие становится общественно опосред­ствованным благодаря возникновению особой формы психической ориентировки на смысл &#