Контрольная работа по дисциплине: «Социальная психология»

Контрольная работа по дисциплине: "Социальная психология"

1. Сравнительная характеристика подходов к пониманию личности в психоанализе З. Фрейда, К. Юнга, А. Адлера.

Мы очень часто говорим друг другу: «Я тебя очень хорошо знаю», а может быть: «Ты меня совсем не знаешь» или нечто подобное в этом роде. Но понимаем ли мы в действительности, что значат эти слова? Могут ли два человека действительно хорошо знать и понимать друг друга? Что им требуется для достижения этого понимания?

Вы никогда не задумывались, почему иногда нам внезапно становится очень грустно или тяжело на душе? Или может быть появляется желание что-то резко изменить в своей жизни. А иногда внезапно сознание захлёстывает таким счастьем, что хочется петь. Так почему это происходит? Из-за чего?

На этот вопрос отвечает наука, носящая название психология.

Сегодня мы рассмотрим с Вами сравнительную характеристику в теории психоанализа разных направлений и спор великих теоретиков – Зигмунда Фрейда, Альфреда Адлера и Карла Густава Юнга.

Для того, чтобы объективно ответить на этот вопрос, нам нужно будет ознакомиться с основными положениями данной теории у каждого автора, рассмотреть, какими путями они шли к доказательству своей теории, постараться выделить все плюсы и минусы их учений, чтобы на этой основе сформировать чёткую картину психоанализа как науки и прикладного способа излечения.

Прежде всего, нам нужно попытаться ответить на вопрос: какую цель ставили перед собой Фрейд, Адлер и Юнг, развивая теорию психоанализа? Чего собственно они хотели добиться с помощью выхода в свет этого учения? Нас также интересуют причины расхождения, раскола на несколько течений прежде неделимого учения. Был ли этот раскол вызван личной неприязнью учёных или стал следствием разных взглядов на окружающий мир? А также как он повлиял на последующее развитие теории психоанализа? На все эти вопросы мы постараемся сегодня найти ответ.

Начнём по традиции с основателя классической теории психоанализа, с человека, чья личность и исследования продолжают вызывать огромное количество споров, пересудов и легенд и по наши дни.

Фрейд считается основателем психоанализа и психологии, хотя на самом деле он прежде всего лишь обобщил многие известные до него исследования, свои собственные опыты, сделал выводы и смог отчасти доказать их на практике. Его достижения в этой области можно сравнить с достижениями таких великих учёных, как Ч. Дарвин или Менделеев. Как известно, эволюционные учения существовали и до Дарвина (взять хотя бы теорию Ламарка), а Менделееву приснилась его таблица на основе тех данных, которые были открыты до него многими великими химиками и исследователями мира. Но это не значит, что личные заслуги этих людей стоит свести к минимуму, объяснив все удачным стечением обстоятельств или просто «светлой головой», сумевшей обобщить некие данные. Прежде всего, стоит упомянуть, что Фрейд был лечащим врачом, практикующим собственные теории, причём волне удачно. Все свои открытия он совершал в результате многолетней практики, выявляя у своих пациентов какие-то определённые психологические черты и пытаясь систематизировать их для упрощения процедуры выявления и лечения заболеваний.

Вообще психоанализ как таковой – процесс очень сложный, ведь даже самому подкованному и одарённому врачу очень тяжело взглянуть на окружающий мир глазами пациента и чётко определить причину его беспокойства. Да и нам самим порой очень тяжело чётко выразить, что же нас на самом деле тревожит. Поэтому для хорошего психоаналитика важен правильный подход к пациенту, можно сказать даже определённый алгоритм действий, позволяющий ему как можно ближе подобраться к самой сути проблемы пациента.

Фрейд добился в этом огромных успехов. На протяжении всей своей практики он утверждал, что для пациента врач должен стать прежде всего другом, близким человеком, от которого ничего нельзя скрывать. Врач должен заставить пациента полностью доверять себе и говорить вслух вещи, в которых он боялся признаться даже самому себе. Но ни в коем случае нельзя позволять пациенту сделать из своего психоаналитика предмет обожания, нельзя нарушить тонкую границу между доверием и любовью, иначе никакого объективного психоанализа не получится, ведь пациент будет стараться показать себя психоаналитику с лучшей стороны, проявить свои лучшие качества, следовательно, будет скрывать многие из своих тревог или проблем, или откровенно лгать. Всю свою жизнь Фрейд очень строго относился к собственным отношениям с пациентами и никогда не выходил за рамки рабочих отношений: врач — пациент.

Для психоанализа той эпохи очень часто применялся гипноз, ставший одним из основных универсальных методов психоаналитиков всего мира. Постепенно, правда, учёные пришли к выводу, что гипноз не всегда даёт объективную картину человеческого подсознания, так как, находясь под гипнозом, человек очень часто выдаёт за действительность не только собственные реально существующие проблемы, но и какие-то вымышленные, надуманные образы, порой даже сны или определённые мечты, видения. Фрейд много наблюдает за гипнотическими сеансами своих коллег и приходит к выводу, что на человека оказывает сильное влияние его подсознание, которое он может даже не замечать, но, тем не менее, проявляться оно будет. Именно в работе с таким новым и спорным в то время методом, как гипноз, в бесконечных размышлениях и спорах о феноменах человеческой психики, проявляющихся под гипнозом, Фрейд выходит на ключевые положения будущего психоанализа: о доминирующей роли бессознательного и сексуальных причинах в этимологии неврозов и истерий.

Фрейд признал, что бессознательное биологическое несравненно сильнее сознания, но задача человека подчинить силу бессознательного силе интеллекта. Но это возможно, только глубоко изучив и проанализировав бессознательное. В этом и состоит суть психоанализа Зигмунда Фрейда.

К моменту создания Фрейдом психоанализа, как завершённой системы, уже имелось значительное количество разрозненных публикаций о влиянии сексуальных проблем и расстройств на психическое здоровье пациентов. Уже были отдельные научные публикации о ранней детской сексуальности. Так что Фрейд не «высосал эту проблему из пальца». Он лишь систематизировал уже имеющиеся данные и проверял их в практике работы по лечению истерий и неврозов с применением гипноза, учитывая не только свой опыт, но и опыт всех ведущих специалистов, применявших в то время гипнотерапию.

Как и Дарвин, Фрейд считал, что кроме инстинкта продолжения рода в человеке (как и в других представителях животного мира) имманентно присутствует агрессивный инстинкт стремления к борьбе за выживание и территориальное господство.

В силу ограничений законами и моралью современного общества у человека этот инстинкт начинает проявляться косвенно и нередко выдавливается цензурой сознания в подсознание, а оттуда, как и нереализованный сексуальный инстинкт, может вылезать в виде разных поведенческих или характерологических отклонений. Чаще всего это повышенная раздражительность, конфликтность или, напротив, уход от контактов. И все же признавая важность агрессивного инстинкта, Фрейд считал его прямые и конверсионные проявления подчинёнными проблемам сексуального инстинкта.

Он считал, что именно неудовлетворённый половой инстинкт может быть мощным усилителем агрессивного инстинкта и различных форм его проявления. Если человек получает сексуальное удовлетворение, он становится добрым, благодушным.

По мнению Фрейда, агрессивный инстинкт может сублимироваться – человека неосознанно будет тянуть к соответствующим видам деятельности, где он сможет его реализовать. Так, он считал, что в хирурги и дантисты идут люди с вытесненным из сознания агрессивным инстинктом, который они смогут безнаказанно и даже престижно реализовать. При этом, их сознание категорически отрицает этот мотив, находя своему выбору благородные причины. Это, конечно, очень спорный момент, но, с другой стороны, согласитесь, что далеко не каждый человек сможет пойти в эту профессию, даже понимая, что она важная и нужная. С другой стороны, не будь хирургов и не будь дантистов, я думаю, большинства из нас с вами уже не было бы в живых.

Критика классического психоанализа обычно начинается с обвинения Фрейда в преувеличении роли сексуального инстинкта в этимологии истерий и неврозов.

Очень спорным, по мнению многих оппонентов Фрейда, является один из самых известных выявленных им комплексов — комплекс Эдипа, основу которого составляет запретная любовь к собственной матери (у мальчиков) и ревность-ненависть к собственному отцу. Согласно знаменитой древнегреческой трагедии Софокла, сын царя Эдипа убыл своего отца и женился на своей матери. (Правда, в оправдание этого действия, следует помнить, что он не знал, что Эдип приходится ему отцом, а его жена – матерью). Фрейд дополняет комплекс Эдипа комплексом Электры, тоже взятым из мифологии, и считает, что в девочках заложена подсознательная запретная любовь к отцу и ревность к матери.

Главной заслугой Фрейда является то, что он ввёл в науку понятие бессознательного, причём не как мистическую и не поддающуюся изучению и контролю категорию, а как сферу, изучаемую и управляемую не прямыми, а косвенными методами, целую систему которых он разработал и уточнял в течение успешной многолетней практической деятельности.

Но помимо положительных качеств и черт характера, таких как трудолюбие, желание добиться цели, нечеловеческая работоспособность и упрямство, у Фрейда были и отрицательные черты, которые и привели к расколу его ранее неделимой школы на несколько отдельных школ. Фрейд был непримирим с иными учениями и иными взглядами, чем у него. Он был абсолютно уверен в своей правоте, считал, что достаточно ясно и чётко доказал все свои теории, руководствуясь многолетней практикой и тысячами опытов, что полностью сформулировал психоанализ как таковой и каких-либо иных вариаций теории психоанализа уже просто быть не может. Больше того, он просто ненавидел тех своих последователей и сотрудников своей научной школы, которые осмеливались не только критиковать его научные постулаты, но и просто высказывать собственные теории на этот счёт. Из-за этой непримиримости и бесконечной гордыни он потерял многих своих учеников и последователей. Например, он так и не простил Альфреду Адлеру собственную теорию и другую точку зрения в вопросе психоанализа. И, когда Альфред Адлер умер, Фрейд прокомментировал его смерть следующим образом: «Я не понимаю вашей симпатии к Адлеру. И жалости к нему. Мальчик из бедной еврейской семьи похоронен на крупном аристократическом кладбище в Абердине. Будем считать, что он сделал отличную карьеру. Мир его вознаградил за его опровержение психоанализа». Карл Густав Юнг в своей книге «Воспоминания, сновидения, размышления» описывает бесконечную гордыню и честолюбие Фрейда следующими словами: «Несомненно, Фрейд необычайно близко к сердцу принимал всё, что касалось его сексуальной теории. Когда речь заходила о ней, тон его, обычно довольно скептический, становился вдруг нервным и жёстким, а на лице появлялось странное, взволнованное выражение. Я поначалу не мог понять, в чём же причина этого. Но у меня возникло предположение, что сексуальность для него была своего рода numinosum (божественное — лат.). … Я до сих пор помню, как Фрейд сказал мне:

«Мой дорогой Юнг, обещайте мне, что вы никогда не откажетесь от сексуальной теории. Это превыше всего. Понимаете, мы должны сделать из неё догму, неприступный бастион».

Альфред Адлер, так же, как и Карл Густав Юнг, был одним из первых и наиболее талантливых деятелей психоаналитического направления, после Зигмунда Фрейда. И Юнг, и Адлер, и многие другие знаменитые учёные и практики, вышедшие из лона классического психоанализа, признавали гениальность и авторитет Фрейда и были готовы развивать его основные идеи, дополняя и корректируя их собственными теоретическими и практическими.

Главное отличие Адлера от коллег состоит в том, что он первый придал психотерапии социальную окраску. Он подчеркнул недопустимость и искусственность рассмотрения индивидуума, его сознательного и бессознательного, изолированно от влияния социума. Человек не существует вне общности, вне социального контекста, будь то малая группа (жена, муж, ребёнок), класс, партия или нация.

Адлер разрушил элитарность психоанализа. Фрейду это, конечно, не понравилось, и он, по прошествии многих лет, скептически заметил, что такой психоанализ можно изучить за две недели. Разумеется, все понимают, что Адлеровский психоанализ — это не глубокий психоанализ Фрейда, требующий действительно многолетней подготовки и длительного терапевтического анализа процесса. Поэтому Адлер заменил слово «психоанализ» на термин индивидуальная психология.

К тому же названием индивидуальная психология Адлер хотел подчеркнуть не только независимость от Фрейда, но и то, что во главу угла он ставил работу не с отдельными переживаниями клиентов, а целостную оценку его индивидуального жизненного стиля. Этим он также подчеркнул активную творческую роль индивидуума, тогда как у Фрейда клиент выглядит как пассивная арена борьбы животных инстинктов и моральных требований.

И Адлер, и Фрейд, и Юнг занимались также изучением сновидений и их факторов в человеческой жизни. По этому поводу между тремя учёными тоже возникали научные конфликты. Так, Фрейд считал сновидения влиянием подсознания, диктующего человеку какие-либо события его прошлого: часто фрагменты детства, юности, какие-то подсознательные желания и стремления. Он считал, что сновидения играют также большую роль в психоанализе, и с их помощью можно сложить более подробную картину переживаний и комплексов, мучающих человека. Юнг, напротив, утверждал оккультную роль сновидений – он считал их своеобразными предупреждениями, посылаемыми человеку от высшего разума, трактовал их с точки зрения «вещих снов». Адлер в своей работе «Наука жить» комментирует эту свою теорию следующим образом: «Различие в анализе сновидений между мною и Зигмундом Фрейдом состоит в том, что Зигмунд Фрейд рассматривает умышленно преувеличенную фикцию пациента как реально действующее переживание, игнорирует её цель и побуждает пациента к отказу от «ставшей осознанной фантазии. Я же стараюсь заглянуть поглубже: разоблачить фикцию пациента как тенденциозную выдумку, проследить за ней вплоть до её истоков — чувства неполноценности и мужского протеста».

Адлер не возражал против положения Фрейда о том, что развитие личности и характера зависит от ранних детских воспоминаний, детских психологических травм, обстановки, в которой растёт ребёнок. Адлер утверждает, что на развитие личности гораздо большее влияние оказывает социальное окружение от отношений в семье до принадлежности к различным социальным группам или классам.

Ещё одно расхождение с Фрейдом касалось человеческой агрессивности. Фрейд говорил, что в человеке всегда присутствует агрессивный инстинкт, какие бы ни были общество и религия, они лишь камуфлируют формы его проявления.

Многие безграмотные критики Фрейда или такие же некультурные популяризаторы Адлера пишут, что Фрейд игнорировал социальные факторы. Это полная чушь. Фрейд не игнорировал социальные условия, но считал их лишь сменой декораций для реализации индивидуально-инстинктивной природы человека и считал, что социальная деятельность каждого определяется в первую очередь его биологическим психотипом, а уже потом социальными условиями его реализации.

Так же и Адлер, в свою очередь, не отрицал роли биологических факторов, но придавал решающее значение социальному влиянию. Он утверждал, что человек не обречён на то, чтобы быть во власти животных инстинктов, что он может, хотя это и требует усилий, изменять свою судьбу, формировать её, стремиться вверх, к совершенству, а не только бороться со своими низменными страстями.

В отличие от Фрейда Адлер считал, что на поведение, образ мышления и эмоциональное состояние людей влияет не столько прошлое (и тем более самый ранний период детства), сколько будущее (Цели и ожидания).

Адлер первым стал рассматривать агрессию не только как стремление уничтожить, разрушить фрустирующий объект, сорвать злость, нанести ущерб, но и как важнейший инстинкт выживания и достижения жизненных целей. Он показал, что агрессивность может выражаться в социально приемлемых и даже престижных формах, таких, как повышенная «напористость», целеустремлённость, инициативность, активность и жизнестойкость. (Например, в США такое положительное понимание агрессивности употребляется повсеместно – в спорте, бизнесе, политике и т. д.).

Признавая роль бессознательного, Адлер в то же время считал решающим фактором влияние осознанного активного и творческого начала в каждой личности на формирование жизненного стиля, а также заложенные в каждой здоровой личности социальные потребности к кооперативному поведению, к взаимоподдержке и взаимопомощи.

При этом он разделял резко биологическое и социальное в человеке. Так, социальные потребности человека он считал во многом врождённым (хотя и не всегда сознаваемым) чувством «Общности со всем человечеством».

Альфред Адлер по природе своей был не менее честолюбив, чем Фрейд. Свои теории он также считал верными и доказанными, он не смог смириться с диктовавшим условия Фрейдом. Поэтому Фрейда покидает и Адлер.

Если Альфред Адлер был все же, прежде всего учеником Фрейда, и только потом уже самостоятельным учёным, то Карл Густав Юнг по своему значению является фигурой, почти равной Зигмунду Фрейду. Разработанное им психоаналитическое направление называют аналитической или глубинной психологией.

Сам по себе Юнг был уникальным человеком. Ариец по национальности, он был очень красив, умён, начитан и интересен. Этот человек умел совмещать в себе точное научное знание и оккультные науки, магистром которых и являлся. Мало того. Юнг сам поставил себе диагноз шизофрении и сам же от него излечился. Понятие «шизофрения» состоит из двух слов: «шиза» — расщепление и «френ» — череп, то есть расщепление черепа, а фактически речь идёт о расщеплении сознания, раздвоении личности, утрате логических связей между мыслями и чувствами. Этот диагноз очень распространён в наши дни, встречается он у каждого второго. Особенно резкие его проявления начинаются в старости, когда мозг человека уже постепенно отказывается работать на полную мощность. Юнгу удалось избавиться от шизофрении к тому моменту, когда многие из людей его возраста начинали ей заболевать.

Юнг не был прямым учеником Фрейда и пришёл к нему как психиатр в поиске психологических подходов к лечению нервно-психических заболеваний. Вот как он описывает в своей книге преданности теории Фрейда: «Его концепции указали мне путь и помогли как в моих последующих исследованиях, так и в понимании каждого конкретного случая. Фрейд подошёл к психиатрии именно как психолог, хотя сам был вовсе не психологом, а невропатологом».

Фрейд оценил его талант, предложил проводить вместе определённые исследования. Какое-то время их взгляды на психоанализ как таковой совпадали, но постепенно во взглядах учёных накапливались противоречия, и, в конце концов, Юнг пошёл своим путём, отойдя от классической концепции психоанализа по Фрейду. Это произошло опять-таки из-за нежелания обоих учёных уступать друг другу, из-за слепой веры в собственные идеи. Каждый из них считал, что другой неправ. В этом и заключалась единственная причина разрыва. Юнг пишет об этом следующее:

«Он видел причины вытеснения только в сексуальных травмах. Однако в моей практике я нередко наблюдал неврозы, в которых вопросы секса играли далеко не главную роль, а на передний план выдвигались совсем другие факторы: трудности социальной адаптации, угнетённость из-за трагических обстоятельств, понятия престижа и т. д. Впоследствии я не раз приводил Фрейду в пример подобные случаи, но он предпочитал не замечать никаких иных причин, кроме сексуальных. Я же был в корне не согласен с этим».

Страстное увлечение историей, религиями, философией и медициной сделали своё дело: синтезировав все интересы, Юнг дополнил психоанализ учением о коллективном бессознательном. Напомним, что у Фрейда, несмотря на его глубокие исторические экскурсы в таких произведениях как «Тотем и табу», «Психология масс м анализ человеческого «Я» и др., речь идёт главным образом об индивидуальном бессознательном.

Юнг же считает, что индивидуальное бессознательное не существует само по себе, а как бы «плавает в океане коллективного бессознательного». Это волне логичное предположение. Юнг обладал тем, что мы называем холизмом восприятия, то есть постоянно присутствующим ощущением того, что во Вселенной «все связано со всем» в едином Космосе.

Юнг ввёл в теорию коллективного бессознательного понятие «архетипов». Справедливости ради следует отметить, что этот термин употребляли ещё Платон, Аристотель и их последователи.

Архетипы Юнга – это существующие у различных народов (во многих случаях весьма схожие между собой) некие общие формы мысленных представлений об отце, матери, вожде, мифологических персонажах сказаний и преданий, олицетворяющих различные стихии и силы добра и зла. Разумеется, у каждого конкретного человека эти общеплеменные и общенациональные архетипы наполняются каким-то своим индивидуальным содержанием, но все равно какие-то общие основополагающе черты остаются и объединяют вокруг себя данные человеческие общества, их моральные и нравственные ценности, являются объектами преклонения, надежды или страха.

Шесть основных архетипов: Персона, Эго, Тень, Анима и Анимус и Самость. Причём все эти типы одновременно живут в каждом из нас, занимая своё место и одновременно, так или иначе, взаимодействуя друг с другом, поддерживая или мешая, противореча друг другу.

Под термином Персона Юнг подразумевает наше видение, принятие самого себя, своего характера по отношению к внешнему миру. Эго – это центр нашего сознания, который (как мы считаем) контролирует и направляет наше поведение логично и целенаправленно в соответствии с нашими целями и объективными обстоятельствами.

Тень – это тоже центр, но уже не сознания, а нашего индивидуального бессознательного, фокус для материала, который был вытеснен из сознания. Понятиями Анима и Анимус названы архетипические для данного народа (общности) и преломившиеся через индивидуальное сознание бессознательные ориентиры на то, чему должны соответствовать (внешностью, поведением, моралью и психологией) «настоящая» женщина (Анима) и «настоящий» мужчина (Анимус).

Особое, центральное место среди выделенных Юнгом архетипов занимает так называемая Самость. Самость как бы организует и защищает целостность и упорядоченность личности.

На основании всего изученного выше мы можем со всей ответственностью заявить, что Юнг стал чуть ли не создателем абсолютно новой концепции психоанализа, шагнув, быть может, даже так же далеко, как и Фрейд. Вообще надо сказать, что Юнг оказался генератором идей для целого ряда последующих психотерапевтических направлений. Так, по Юнгу, каждый индивидуум обладает стремлением к индивидуации, или саморазвитию. Он употребляет именно термин «индивидуация», а не индивидуализация, наделяя его несколько отличным содержанием. Индивидуацией Юнг называл процесс реализации «самости» — истинной сущности индивида в целостной гармонической личности.

Несмотря на выдающиеся работы Юнга по классической психиатрии и, в частности, шизофрении, можно сказать, что он больше повлиял не на практику, а на общую культуру психоанализа, заставил взглянуть на него в культурно-историческом и междисциплинарном аспекте, дал пищу умам будущих исследователей, выдвинул поразительно смелые гипотезы.

Думаю, после довольно полного рассмотрения теорий трёх великих учёных осталось много нерешённых вопросов, невыясненных фактов, не совсем понятных концепций.

Как таковой психоанализ – наука необычайно сложная, непонятная, со множеством неясностей, недоговорённостей, с огромным количеством неизученного. Кто-то однажды сказал, что человек – это маленький Космос, а уже в самом определении слова «Космос», каким маленьким он бы ни был, храниться понятие бесконечности, необъятности, невозможности изучить все целиком. Таким образом, получается, что в душе каждого человека существует огромное количество темных комнат и неизученных мест, в которые просто невозможно заглянуть. Даже самые талантливые психологи не всегда смогут докопаться до этих самых сокровенных человеческих мыслей и стремлений, которые мы очень часто прячем далеко в душе. Многие из этих «темных дверей» могут скрывать за собой человеческую боль, страдания, мучения, о которых сам человек даже не подозревает, а они изнутри подтачивают его волю к жизни, разум, любовь к окружающему миру, заставляя его впадать в болезненное состояние депрессии, влекущее за собой упадок не только моральных, но и физических сил, а, следовательно, и возможно серьёзные проблемы со здоровьем.

Именно для того, чтобы этих проблем впредь не возникало, следует постараться хорошенько разобраться в себе и в окружающих людях, ведь многие проблемы у людей возникают именно из-за того, что им сложно контактировать с окружающими.

Психоанализ с разных точек зрения представляет из себя сложную и необычайно интересную картину, исследовать которую можно до бесконечности. Это сфера научного знания, которая, на мой взгляд, никогда не будет исчерпана, ведь человек представляет собой океан неизученного, и как эфир никогда его сознание не станет постоянным и навеки уложившемся в какие-то формы. Поэтому работы у психоаналитиков и учёных, занимающихся этим вопросом, всегда будет много.

К тому же, на мой взгляд, психика человека — это вообще очень интересный вопрос для изучения.

Ну что же, пора подвести итоги проведённой работы и выяснить, удалось ли полностью выполнить задачу, поставленную перед нами в самом начале данного реферата. Помнится, мы решили немного разобраться в теории психоанализа, а также узнать о споре трёх великих учёных и его последствиях, оказавших влияния на всю науку, развивающуюся в дано направлении. Мы рассмотрели спор троих основателей психоанализа как такового — Фрейда, Адлера и Юнга. Все они изначально были представителями одой классической теории, но благодаря определённым обстоятельствам их дороги разошлись, и образовалось три похожих, но во многом различных теоретических концепции психоанализа. Все эти три концепции помогают нам изучить психоанализ максимально полно, под разными углами зрения, сложить об этой науке довольно объективное мнение и иметь возможность судить не только о самой дисциплине, но и о личностях авторов многих интересных психологических теорий.

Таким образом, мы выяснили, что спор произошёл в большей степени по вине самого Зигмунда Фрейда, который не хотел воспринимать никаких теорий психоанализа кроме собственной. Вполне логично после этого и поведения Юнга с Адлером, не пожелавших губить свои открытия из-за гордыни более старшего учёного и друга. Поэтому и сложилась ситуация, когда дороги трёх великих теоретиков психоанализа разошлись.

О теме спор Фрейда, Адлера и Юнга, об их исследованиях и верности какой-либо одной из трёх концепций психоанализа можно говорить бесконечно. В каждой из этих теорий есть свои плюсы и свои минусы, интересные моменты, на которые следует обратить внимание, вопросы, по которым мнение авторов совпадает. Эту тему ещё очень долгое время будут исследовать учёные всего мира, она никогда не перестанет быть актуальной.

Господин А.Н. Романин, чьей работой под названием «Основы психоанализа» я пользовался, сумел вполне объективно и беспристрастно оценить творчество троих замечательных психоаналитиков и как можно чётче передать основы их теорий. Благодарю его за интересное чтение и реальную возможность понять довольно сложные теории и научные термины, существующие в области психологии.

Также было очень интересно изучить несколько работ учёных, о которых шла речь выше. Но информация, предоставленная ими, все же является личностным взглядом на вопрос психоанализа и на спор с Фрейдом, а Романину удалось сравнить все три учения, достойно изложить их и сделать собственные выводы.

Ну и закончить мне бы хотелось привести цитату из книги Романина, прекрасно отражающую саму суть психоанализа:

«Главная задача психоанализа – помочь клиенту осознать истинные мотивы вытесненных в бессознательную сферу невротических (нерациональных и травмирующих психику) поведенческих реакций, эмоций и мыслей».

2. Трудности, возникающие в процессе общения и пути их устранения

Под психологическими барьерами межличностного общения подразумеваются как осознаваемые, так и неосознаваемые трудности, и препятствия (общепсихологического и социально-психологического характера), которые возникают между индивидами, вступающими друг с другом в психологический контакт.

Функции психологических барьеров:

  1. психологическая защита (защита интересов, ценностей и автономии личности или общности);
  2. стимулирующая (может выступать фактором развёртывания внутреннего потенциала личности и общности за счёт мобилизации их собственных ресурсов);
  3. консервативная (“замораживание”, торможение духовного потенциала личности); при повышенной рефлексивности и чрезмерном самоанализе развивается замкнутость.

Необходимо различать барьеры в общении, порождённые самим этим процессом – процессом идентификации, стереотипизации, игры, и барьеры общения – барьеры личности или её предметной деятельности, барьеры общности или барьеры психического состояния любого субъекта [5].

Барьеры личности и общности

  1. Психическое состояние личности, неадекватное требованиям складывающейся ситуации (напряжённость, эйфория). Причинами могут быть особенности характера индивида.
  2. Личность принадлежит к общности, закрытой для других общностей; в этом случае такая особенность будет присуща многим личностям этой общности.

по видам деятельности дифференцируются следующие барьеры деятельности [3]:

  • коммуникативный и познавательный;
  • трудовой и управленческий;
  • реактивный и творческий;
  • экономический и политический;
  • правовой и духовно-нравственный.

Барьеры взаимопонимания возникают на разных этапах взаимоотношений [1]. Иногда появлению нравственных или эмоциональных барьеров, препятствующих нормальным человеческим контактам, предшествуют годы знакомства или близких отношений. Но есть один барьер, который вырастает, как правило, при первом контакте – это эстетический барьер.

Первое впечатление о человеке складывается прежде всего по его внешнему виду, манере поведения, стилю одежды. Конечно, “провожают по уму”, но встречают все-таки “по одёжке”. Внешность всегда многое определяла в отношении к человеку, особенно в кругу малознакомых людей. Уже в детском возрасте, начиная с 4-х лет, красивая внешность обеспечивает мальчикам и девочкам более высокую популярность среди сверстников. Эта тенденция сохраняется и в зрелом возрасте. Когда участникам психологического эксперимента предлагали по фотографиям оценить личные качества и предсказать судьбу тех, кто изображён на снимках, оказалось, что более красивым испытуемым чаще приписывали положительные качества и счастливую судьбу.

В исследованиях Л.Я. Гозмана был обнаружен эффект иррадиации красоты: физическая привлекательность мужчины существенно зависела от внешности женщины, в обществе которой он постоянно появлялся. Выходит, есть и определённая выгода от общения с внешне привлекательными людьми – рядом с ними и тебя самого могут оценить выше. Но именно в этой прагматической направленности и скрывается для людей, наделённых незаурядными внешними данными, опасность ложного понимания заинтересованности окружающих в общении с ними. Корыстный интерес они легко могут принять за интерес человеческий.

Если бы отношения между людьми ограничивались только поверхностными контактами, то можно было бы утверждать, что красота – лучшее средство достижения успеха в общении. Но исследования показывают, что физическая привлекательность супругов не влияет на взаимоотношения в семейной жизни и на стабильность брака. Любопытно, что люди более снисходительны к проступкам тех, кого эксперты оценивают внешне более привлекательными. Зато строже, чем обычно, их осуждают, если свои внешние данные они используют с аморальной целью.

Разумеется, оценка внешности одного человека другим субъективна, большую роль играет одежда и косметика. При словесном воссоздании облика человека наиболее значимыми являются рост, цвет глаз и волос, а также особенности мимики. Это объясняется тем, что с формой, цветом и выражением глаз мы связываем не только внешние, но и внутренние личностные характеристики (физиогномика). Философ А. Шопенгауэр говорил, что “уста высказывают мысль человека, а лицо – мысль природы”.

Американцы проводили исследования, где установили связь между цветом глаз руководителя и особенностями стиля руководства.

Начальники с черными глазами упрямы, выносливы, при трудностях вспыльчивы, но принимают правильные решения. С серыми глазами – решительны, но беспомощны при решении неинтеллектуальных задач; со светло-карими – замкнуты, достигают успеха при самостоятельной работе; голубоглазые – выдержанные, но сентиментальные, однообразие их угнетает, они люди настроения, часто сердятся; зеленоглазые – лучшие начальники. Они стабильны, обладают достаточным воображением, решительны, реалистичны, сосредоточенны и терпеливы, строги, но справедливы, находят выход из любого положения, хорошие слушатели и собеседники.

Это, конечно, интересные данные, но часто мы поспешно судим о характере человека исходя только из его внешности, а первое впечатление нередко обманывает.

Интеллектуальный барьер. Американский психолог Н. Таллент выделил три типа интеллекта:

  • вербальный– способность оперировать словами, символами, числами, идеями, логическими доводами;
  • механический– способность воспринимать и понимать связи физических сил и элементов механизмов в практических ситуациях, быстро схватывать принципы машинных операций;
  • социальный– способность понимать состояния других людей и предвидеть развитие различных социальных ситуаций. Социальный интеллект, по мнению Таллента, проявляется в чувстве такта, умении снискать расположение других людей и создать благоприятную атмосферу во взаимоотношениях с ними. Низкий уровень развития данного типа интеллекта вызывает постоянные проявления бестактности, трудности приспособления к социальному окружению, проблемы общения и одиночество.

Высокий уровень социального интеллекта необходим руководителям: это краеугольный камень человеческого взаимопонимания. Его недостаток нередко порождает парадоксальную ситуацию, когда большинство аудитории может счесть занудой и путаником весьма эрудированного и обстоятельно мыслящего оратора с ярко выраженным вербальным интеллектом. Это происходит потому, что человек с высокоразвитым умом теоретика не способен учесть неравномерность развития данного типа интеллекта у других людей.

Половина взрослых людей не улавливает смысл произносимых фраз, если они содержат более 13 слов, а дети до семи лет – не более 8 слов. нотации родителей малоэффективны, поскольку дети не в состоянии оценить их обстоятельность и глубину.

Интеллектуальные барьеры могут возникать и в результате различной скорости протекания интеллектуальных процессов у людей, вступающих в общение. Тугодумы часто воспринимаются как люди, недостаточно интеллектуально развитые. Мало у кого хватает терпения дождаться плодов их длительных размышлений, а ведь им просто не хватает времени, отмеренного природой, чтобы потрясти мир новыми идеями. Поэтому не стоит торопиться выносить однозначный приговор.

Люди не только мыслят, но и говорят с разной скоростью. И если человек произносит более 2,5 слов в секунду, то собеседники перестают его понимать. Медленная, взвешенная речь “в час по чайной ложке” тоже вызывает раздражение.

Бывает и так, что в интеллектуальных возможностях собеседника сомнений нет, но барьер возникает – это так называемый мотивационный барьер. Он появляется потому, что собеседнику не интересны высказанные соображения, которые не затрагивают его собственных потребностей, не вызывают мотива, побуждающего к пониманию.

Но не только отсутствие мотивации – её избыток также может препятствовать пониманию других людей. По закону Йеркса–Додсона, “повышение силы мотивации на первых порах приводит к росту эффективности деятельности, достижению точки максимального успеха, а дальнейшее возрастание уровня мотивации приводит к заметному спаду”. Например, учащиеся, испытывающие чрезмерную ответственность перед родителями и педагогами, иногда даже при неплохих знаниях проваливаются на экзаменах. И если человек очень хочет быть понятым другими, он неизбежно начинает волноваться, его мысли путаются. Речь становится бессвязной, обрывочной, а в результате окружающие понимают только то, что выступление его неудачно.

Наиболее болезненной проблемой мотивации взаимопонимания является потребительское отношение людей друг к другу. Когда интерес к вещам начинает преобладать над интересом к людям, сфера человеческих взаимоотношений неизбежно превращается в сферу услуг.

Как это ни парадоксально, но моральные барьеры возникают и в тех случаях, когда мы имеем дело с человеком, абсолютно ни в чем не нарушившим нравственные нормы. Великий острослов Шамфор высказал такую мысль: “Слишком большие достоинства подчас делают человека непригодным для общества: на рынок не ходят с золотыми слитками – там нужна мелкая разменная монета, в особенности, мелочь”.

Существует ещё один барьер – эмоциональный. Чувства и эмоции людей всегда на стороне того, кто не жалеет сил и времени на реализацию целей, имеющих индивидуальный смысл и социальную ценность. Но что такое эмоции? И хороша или плоха высокая эмоциональность?

Отрицательные эмоции. Американский писатель У. Олджер заметил, что “люди часто заполняют гневом пробелы в своем рассудке”.

Как обрести уверенность в жизни...

Как обрести уверенность в жизни…

Неприятные эмоции ослабляют способность воспринимать и правильно оценивать даже самые веские и серьезные аргументы в пользу той или иной точки зрения. Но нельзя и принимать за чистую монету все, что сказано в эмоционально неуравновешенном состоянии. Постоянно страдающий человек кажется нам неприятным, а все, что с ним происходит – заслуженным.

Положительные эмоции. Казалось бы, здесь все обстоит иначе. Но у человека, находящегося в состоянии радостного возбуждения, снижается критичность, и это может привести: 1) к согласию с мнением, которое в обычных условиях неприемлемо; 2) поддержке человека, не вполне ее заслуживающего. Даже возвышенные чувства могут стать источником серьезных ошибок во взаимопонимании (например, феномен “розовых очков” у влюбленных).

Но положительные эмоции все-таки имеют плюсы, и значительные: повышается скорость мыслительных процессов, что способствует интеллектуальной активности; улучшаются коммуникативные возможности человека, делая его более приятным и желанным собеседником.

Но главное не уровень эмоциональности, а умение сопереживать – эмпатия – устойчивое свойство личности, способность переживания эмоциональных состояний другого человека как своих собственных. Это качество трудно воспитать, но так же трудно и разрушить. Часто у одного из близко общающихся людей это качество есть, а у другого – нет: один сочувствует, сопереживает, а другой благосклонно принимает, не считая нужным отвечать. Формула “не сошлись характерами” чаще всего означает, что достигнут предел понимания одним человеком непонимания его переживаний и интересов со стороны другого.

Насчитывается не одна сотня личностных черт, которые могут определять нюансы характера человека и влиять на взаимопонимание между людьми, но многие из них взаимосвязаны. Поэтому выделяют группы факторов, характеризующих тот или иной тип личности, например, экстерналы и интерналы.

Каждый из нас в отношениях с окружающими представляет не только свою неповторимую индивидуальность, но и те общие черты различных социальных групп, к которым принадлежит.

Социальные группы – это общности людей, выделенные по одному или нескольким признакам. Эти признаки могут быть формальными, например рост, или существенными социальными: пол, возраст, социальное происхождение, классы, нации, народности, партии. У каждой из этих групп своя культура, свои психологические особенности.

Социальные группы могут быть большими и малыми.

Малые социальные группы – семья, дружеская компания, школьный класс, студенческая группа и т. д. Находясь в малых группах, человек погружается в особую психологическую атмосферу, изменяющую во многих чертах и его собственную психологию. Присутствие других в большинстве случаев активизирует психическую активность человека, но ухудшает сложные интеллектуальные процессы. Вероятно поэтому, оставаясь в одиночестве, человек видит отличные выходы из тех ситуаций, в которых, с его точки зрения, он вел себя не лучшим образом.

Сталкиваясь с групповым мнением, некоторые люди проявляют конформизм – некритичное принятие чужого мнения даже в том случае, если оно противоречит элементарному здравому смыслу. Но конформизм чаще всего встречается в диффузных, случайно собранных малых группах, чем в устойчивых коллективах людей.

Большие социальные группы – это, например, мужчины и женщины. Необходимо учитывать особенности психологии, связанные с полом и возрастом. Существует множество мифов, которые на поверку оказываются далекими от реальности. В частности, “мужчины любят глазами, а женщины – ушами”, но еще Оскар Уайльд предупреждал, что “женщину никогда нельзя обезоружить комплиментом, а мужчину – всегда”. Женщины предпочитают комплименты по поводу внешних данных, а мужчины – интеллектуальных и профессиональных достижений. С большим удовольствием женщины общаются и продолжают общаться с партнерами, чьи внешние данные превосходят остальных. Женщине действительно присущ более глубокий интерес к нюансам человеческих взаимоотношений, стремление к эмоциональному общению.

Пути преодоления социально-психологических барьеров [3, 4]:

  • использование средств психологической саморегуляции или социально-психологической культуры;
  • знание, понимание себя, другого; распознавание барьеров;
  • создание оптимального социально-психологического климата в группе и коллективе;
  • чувство юмора;
  • интонирование речи, возможности невербальных проявлений;
  • социально-психологический тренинг.

3. Социально-психологическое понимание организованной преступности

С точки зрения социальной психологии преступность – это прежде всего социальное явление, возникающее в результате деформации социальных отношений, дисфункции социальных институтов и личности. Каждому типу политического режима соответствует определённый вид деформации социальных отношений институтов и общности.

Для тоталитарного режима, например, характерна изоляционная деформация, жёстко-нормативная деформация социальных отношений («железный занавес», глобальный контроль). Дисфункция социальных институтов проявляется, в частности, в обязывании силовых структур вести политический сыск.

Переходному периоду соответствует хаос, который является максимально благоприятной средой для преступности.

Долгое время в отечественной литературе употреблялось просто понятие «преступность». При этом между понятиями преступности и общеуголовной преступности можно было смело ставить знак тождества.

С возникновением явлений, не укладывающихся в рамки представлений о преступности (общеуголовной) появилась необходимость в уточнении этого понятия, с тем, чтобы оно отражало признаки и классической, и современной преступности. Тогда в литературе появилось слово «мафия».

Первоначально российская организованная преступность получила освещение в США. У нас же проблема организованной преступности на практике была сведена к проблеме организованных преступных групп. Скорее всего, единой, централизованной в национальном масштабе преступной организации в России не существует, тем не менее, преступные группы, группировки – это не мафия.

По мнению ряда экспертов, мафия – это скорее обозначение метода определённой части преступных организаций, который включает в себя:

  1. использование насилия или угрозы насилием;
  2. структурированность, иерархическое построение группы, которой подчинены цели преступной организации: незаконному производству товаров и услуг;
  3. обеспечение протекции со стороны властных структур, необходимой для непрерывного осуществления нелегальных операций.

В зависимости от функций выделяют следующие виды организованной преступности:

  1. политико-социального характера. В данном случае основной целью преступного сообщества является не столько прямая материальная выгода, сколько поддержка или разрушение существующей социально-политической системы.
  2. Группового характера. Основа существования этих организаций – специфический престиж, который даёт сама принадлежность к организации.
  3. Корыстного типа. Цель – извлечение материальной выгоды (грабёж, кражи, рэкет, мошенничество и другие).
  4. Преступный синдикат, который с полным основание можно назвать мафиозным, так как используется метод мафии.

Основная цель организованной преступности – перманентное получение максимальной прибыли путём незаконного производства товаров и услуг с использованием насилия под прикрытием коррумпированных властных структур.

Американские эксперты выделяют несколько этапов развития организованной преступности в России.

Первый этап связан с существованием «воров в законе» (20-50-е годы). Их деятельность можно охарактеризовать как корыстную преступность.

Второй этап охватывает 60-80-е годы. В это время появляются первые преступные синдикаты.

Современный период характеризуется синдикализированной (мафиозной) преступностью.

В 80-е годы большая часть населения вступила в отношения патронажа и клиентетизма (от слова «клиент») для получения дефицитных товаров и услуг.

Расхищение государственной собственности, подпольный бартер «чёрного рынка», удовлетворение потребностей за счёт теневой экономики стали нормой.

В России сложились две принципиально различающиеся между собой точки зрения по отношению к борьбе с организованной преступностью.

Согласно одной точке зрения с ней можно бороться на основе уголовного и процессуального законодательства. Приверженцы другой считают, что этого делать нельзя, так как организаторы преступных деяний уходят от уголовной ответственности, поскольку сами не совершают конкретных преступлений. Поэтому нужен специальный закон об организованной преступности.

Более того, формируется мнение, что мафия максимально адаптирована к рынку и выполняет позитивную функцию в российском обществе, являясь механизмом регуляции взаимоотношений в преступном мире.

В настоящее время действующие на территории России преступные сообщества являются фактором социально-политической и экономической жизни страны.

Можно выделить следующие основные направления деятельности этих сообществ:

  1. В сфере экономики – легализация незаконных капиталов, активизация преступной деятельности в кредитно-финансовой системе, нецелевое использование кредитов и бюджетных средств, рост числа преступлений, связанных с контрабандой материальных ценностей, продажа оружия, наркотиков, драгоценных металлов.
  2. В сфере политики – политизация преступных сообществ (продвижение «своих» депутатов во властные структуры, формирование групп давление и лоббирования интересов).
  3. В сфере международных отношений – интеграция российских преступных сообществ в мировую преступность

Преступность не может быть без преступлений. Однако преступление – явление относительное. Оно не всегда соотносится с опасными действиями. Все зависит от базы оценки, юридической нормы, которая может быть стандартизированной с точки зрения международного права, а может быть идеологизированной, деформированной, выражать интересы узкой социальной группы.

Преступление как юридический факт – это действия, которые содержат состав преступления и признаны таковыми в судебном порядке.

Однако с точки зрения философии, психологии, этики преступление – это факт не только юридического, но и психологического, нравственного порядка, который характеризуется чувством вины, позитивной ответственности независимо от того, дана ли этому событию юридическая оценка. Такой подход к оценке преступления для юристов неприемлем: они исходят из презумпции невиновности. Вина может быть установлена лишь в судебном порядке.

Преступление (за исключением отдельных случаев) – это исход внутреннего, межличностного, вплоть до социально-политического конфликта. Можно сказать, что преступление – это конфликтный способ удовлетворения потребностей, достижения целей.

Особенности конфликта с позиций права обобщает и изучает юридическая конфликтология. Наиболее полно правовой аспект выражен в тех конфликтах, которые возникают и развиваются в связи с объективно существующими противоречиями между двумя или несколькими правовыми нормами, относящимися к одному и тому же предмету. В строгом смысле под юридическим конфликтом следует признать любой конфликт, в котором спор так или иначе связан с правовыми отношениями сторон и, следовательно, субъект, либо мотивация его поведения, либо объект конфликта обладает правовыми признаками, а конфликт влечёт за собой юридические последствия.

Помимо конфликтологии для объяснения преступного поведения используют и другие теории – социально дезорганизации, анатомии, субкультуры насилия и т.д.

С точки зрения социальной дезорганизации объяснение предрасположенности людей к преступлениям и правонарушениям надо искать в ослаблении общин, социального контроля, в упадке городских районов, а не в каком-то особом складе людей, которые там живут.

Преступность бывает незначительной в обществе, где развиты чувства человеческой солидарности и социальной сплочённости и социальной сплочённости. Когда единство социума разрушается, а изолированность его членов увеличивается, преступность возрастает. Общество оказывается в состоянии аномии, то есть беззакония, отсутствия правовых норм.

По мнению Мертона, аномия – это крушение системы регулирования индивидуальных желаний, в результате чего личность начинает хотеть больше, чем она может добиться в рамках данной социальной структуры. Аномия – это полнейшее расхождение между декларируемыми цивилизаторскими целями и социально структурированными путями их достижения.

Изложенные социологические и социально-психологические теории преступности по существу не столько являются теориями преступности как таковой, сколько раскрывают ее природу, причины.

К сожалению, в литературе практически не разводятся понятия «механизм» и «причины» преступности.

Механизм преступности – это процесс криминализации личности и общностей.

Совершению преступления, как правило, предшествует определённый отрезок времени. Приобретается преступный опыт в процессе асоциализации, причём как добровольно, так и принудительно.

Структура асоциализации включает в себя определённые институты, а также способ передачи преступного опыта – криминогенное общение. Ассоциация наблюдается и в условиях свободы, и в местах лишения свободы.

Адекватному пониманию причин преступности способствует использование возможностей экологического подхода, социального психоанализа, теории социальной деформации, теории социальной напряжённости.

Традиционные криминалистические подходы, используемые в прошлом для объяснения природы преступности в России, оказывались в настоящее время малопригодными и работают неэффективно. Дело в том, что эти подходы предназначались для анализа общеуголовной, в лучшем случае – профессиональной преступности.

Традиционные криминологические подходы, ориентированные на понимание индивидуального или группового криминального поведения (в отдельных случаях массового, если иметь в виду массовые беспорядки), не в состоянии объяснить масштабы, характер, механизмы и формы проявления современной преступности, под контролем которой в значительной степени оказались государственные институты (власть, правоохранительные органы, армия и так далее). Экономика и общество.

Использование старых теоретических схем для анализа современной преступности приводит к поверхностным, нередко к примитивным выводам, уводящим в сторону от действительности.

Сегодня наиболее приемлемым подходом для анализа современной преступности в России является социологический и социально-психологический взгляд на природу данного социального явления. В свою очередь, основной концептуальной модели преступности может стать теория деформации социальных отношений, институтов, общности и личности. Именно это обстоятельство позволяет понять истинные причины, механизмы и масштабы криминализации, государства, экономики и общества.

Исходя из этого, можно сказать, что в качестве сущностных причин современной и прежде всего организованной преступности в России выступают следующие виды деформаций:

  1. Деформация института власти, выражающаяся в невыполнении государством своих функций по обеспечению законности. Происходит это в основном в результате сращивания властных и криминальных структур. В результате сращивания властных и криминальных структур. В результате образуются параллельные структуры: с одной стороны – официальная (видимая) власть, с другой – лидер верховенствующей группировки в каком-либо регионе (невидимая, но реальная власть).

Следует отметить также, что власть не может эффективно бороться с преступностью из-за отсутствия необходимой правовой базы, и прежде всего закона об организованной преступности.

По этой же причине не контролируются источники доходов населения. Речь идёт о практике заполнения Декларации о доходах, об отсутствии контроля за деятельностью банков и так далее.

  1. Деформация социальных отношений и институтов, возникающая в результате ошибок при проведении реформ:
  • социальные последствия (безработица и пр.);
  • спекулятивный характер капитала;
  • ход и результаты приватизации;
  • сращивание криминальных и коммерческих структур.
  1. Деформация правоохранительных органов, выражающаяся в неудовлетворительном выполнении своих функций.

Объясняется это отчасти тем, что в ряде случаев в силу недофинансирования правоохранительные органы оказываются в зависимости от преступного мира, переходя на его содержание. Нередко представители правоохранительных органов выступают в качестве «крыши» преступного мира.

  1. Деформация общества:
  • эрозия культуры, социальных ценностей;
  • правовой нигилизм;
  • конфликтогенная стратификация из-за значительной разницы между материальным положением различных социальных слоёв;
  • безработица;
  • утрата нравственности, духовных ценностей, возникновение стереотипов, оправдывающих любые средства для достижения цели, в том числе безнравственные и противоправные.

Рост преступности всегда связан с кризисом в области нравственности. Связь здесь обратная: чем ниже нравственность, тем выше преступность. О кризисе нравственности можно говорить тогда, когда исчезает внутренний конфликт при принятии решений о выборе средств для достижения цели. Кризис нравственности – это обесценивание человеческой жизни, труда, образования. Человек перестаёт быть целью, высшей ценностью, становиться средством, труд не выступает источником честных доходов, а образование – фактором, определяющим статус.

Все это приводит к замене нормальных ценностей ценностями преступного мира, где жизнь – «копейка», труд не котируется, статус зависит не от уровня образования и знания, а от соблюдения воровских законов.

Однако нельзя объективизировать причины нравственного кризиса и ссылаться на тяжёлое материальное положение и так далее. Все зависит от личностного развития, самооценки, локуса контроля, самоуважения личности. На уровень преступности влияют не сами по себе объективные, например, экономические, причины, а их восприятие, отношение к ним, то есть причины когнитивного плана.

В связи с этим заслуживает внимания проблема социальной напряжённости.

Социальная напряжённость – это массовый адаптационный синдром, который отражает степень физиологической, психофизиологической  и социально-психологической адаптации, а во многих случаях – дезадаптацию разных категорий населения к хронической фрустрации, трудностям, что проявляется в резком росте недовольства, недоверия к властям, конфликтности в обществе, тревожности, преступности, как экономической, так и психической депрессии, ухудшении демографической ситуации и определяется состоянием экономики, эффективностью власти, влияниям средств массовой информации, оппозиции и криминальных структур.

Как правило, социальная напряжённость – атрибут системного кризиса в сфере политики, экономики и общества, а также переходного периода от одного вида режима власти к другому, который сопровождается социальными изменениями, на это время падает пик преступности.

4. Особенности социально-психологических исследований в области рекламы.

Реклама – явление социально-психологическое. Это многоплановый товар, затрагивающий самые затаённые участки психики современного человека.

Реклама в мире бизнеса обрушивает на потребителя огромное количество информации. Психологическое воздействие рекламной информации проявляется в процессах переработки рекламных сообщений – эмоциях, мыслях, возможных решениях, обусловливающих конкретные поведенческие акты покупателя. Так или иначе, в рекламный процесс оказываются вовлечёнными феномены переработки информации – ощущения, восприятие, память и т.п.

С другой стороны, в процессах переработки рекламной информации активно участвуют отношение человека к рекламному сообщению, его эмоции и чувства, например, чувства удовольствия, собственного достоинства, зависти, его понимание и принятие в сознание или, напротив, отторжение воспринятого и понятого, но не разделённого, не принятого потребителем содержания.

Исследованиями психологов доказано, что восприятие и переработка рекламной информации осуществляется под воздействием множества различных факторов, но три из них присутствуют всегда: это когнитивный (познавательный), эмоциональный и поведенческий факторы.

В рекламной деятельности чаще всего используются зрительные, слуховые, вкусовые, двигательные, обонятельные, осязательные и некоторые другие виды ощущений. Здесь актуальной становится проблема исследования ощущений, возникающих при восприятии рекламы или при потреблении рекламируемого продукта. Достигается эта цель с помощью измерения ощущений, которые испытывает человек, потребляя рекламируемый товар. При этом используются специальные субъективные шкалы, позволяющие определить, какой товар наиболее привлекателен для потребителя.

Память – является важным психическим процессом, имеющее прямое отношение к рекламной деятельности вообще и эффективности рекламы в частности. Памятью называют процесс запоминания, сохранения и последующего воспроизведения того, что человек раньше воспринимал, переживал или делал.

Исследование установило, что человек запоминает быстрее и прочнее то, с чем связана его дальнейшая деятельность, то есть с будущим, со своими задачами, а также то, к чему у человека имеется выраженный интерес. Хуже всего запоминается безразличный, бессмысленный материал. Поэтому наиболее эффективной оказывается та реклама, которая учитывает интересы и планы людей. С психологической точки зрения любой продавец – это человек, который позволяет людям заглянуть в будущее и связывает их с этим будущим при помощи товара.

Как известно, у людей, помимо зрительной, очень устойчивой является память эмоциональная, которая работает по принципу приятно – неприятно, понравилось, – не понравилось. Рекламные материалы неизбежно навевают неосознаваемые эмоциональные образы.

Установлено, что эмоциональная память намного сильнее, чем другие виды памяти, воздействует на принятие решения, то есть на покупательные поведение человека. Специалисты считают, что симпатия к товару пропорциональна симпатии к рекламной информации.

Некоторые предприниматели (рекламодатели) убеждены, что потребители представляют собой пластичный, легко поддающийся психологическим воздействиям объект; что они практически бесконтрольно воспринимают и усваивают как руководство к действиям любые сведения, предоставляемые им с помощью средств массовой информации и коммуникации: телевидения, радио, прессы, Интернет. В качестве примера часто приводят данные из области политической рекламы, где манипулирование информацией в условиях предвыборной гонки оказывается беспрецедентным. Однако в этом случае упускают из виду главное отличие торговой рекламы от политической: наличие у потребителя, возможности достаточно быстро оценить свойства рекламируемой продукции после её приобретения, в то время, как в политической жизни избиратель может определить, правильно он сделал выбор или нет, лишь через несколько лет после того, как отдаст свой голос за того или иного кандидата. То есть в политической рекламе манипулировать сознанием человека и даже обманывать его во много раз проще, чем в рекламе торговой.

Психология восприятия сложна, недостаточно изучена, но часто эффективна вплоть до опасного манипулирования поведением человека, по сути, лишающего его неотъемлемого права на свободу выбора. Примером может служить так называемая подсознательная реклама, включающая воздействие на поведение потребителей посредством подсознательно воспринимаемых сообщений, зомбирования.

Многие специалисты искренне убеждены, что реклама, прежде всего, должна разрабатывать и использовать приёмы психологического воздействия, направленные на стимулирование продаж товаров и услуг, которое оплачивает рекламодатель. В частности, обсуждают вопросы применения таких технологий, как NLP, различные формы гипноза, воздействие на подсознание с помощью всевозможных технических средств и прочее. Иногда элементарный обман, основанный на искажении информации, необоснованных преувеличениях, манипулировании собеседником во время переговоров также относят к психологии рекламы. При этом этические и правовые аспекты, регулирующие как саму рекламную деятельность, так и деятельность психологов рекламы, зачастую игнорируются.

При проведении рекламных кампаний, необходимо учитывать психологические особенности разных национальных традиций.

Психология восприятия рекламы сложна, недостаточно изучена, но часто эффективна вплоть до опасного манипулирования поведением человека, по сути, лишающего его неотъемлемого права на свободу выбора. Примером может служить так называемая подсознательная реклама, включающая воздействие на поведение потребителей посредством подсознательно воспринимаемых сообщений, зомбирования.

Специалисты выделяют несколько опорных точек, вокруг которых строится психология воздействия рекламы. Это – использование знаменитостей, цвета, звуковых эффектов и психотипов людей, определяющих вместе феномен умозрительного общения с потребителем. Первый метод прост, эффективен, хотя и довольно дорог в связи с высокими суммами гонораров. Причём это должна быть известная, полюбившаяся всем личность, которая ассоциируется с образцом современного или традиционного поведения, а значит, возникает желание в чём-то ей подражать.

Звуковые эффекты лучше всего проявляются в запоминающемся стишке, словосочетании или в незатейливой мелодии. В нужный момент даже тишина, как театральная пауза, может говорить лучше всяких слов. Однако исполнить это на высоком уровне редко под силу маркетологам предприятий.

Имеется много специальных исследований по воздействию цвета на человека. Часть цветов характеризуется автоматичной безусловностью воздействия. В первую очередь это относится к красному цвету, причём во всём мире, а не только в России.

Красный – цвет динамики, эмоциональности (специалисты утверждают, даже страсти), импульсивности. Действие его возбуждающее. Он идеально вписывается в интерьер, а в сочетании с белым вызывает оптимистические ассоциации.

Синий цвет способствует расслаблению, рождает романтические настроения. Одновременно он охлаждает и успокаивает. Сочетание синего с белым вселяет надежду и с успехом используется на упаковках лекарств.

Интересно воздействие белого цвета. Если его много, то он вызывает состояние скуки, ослепляет, а недостатки (грязь, подтеки) становятся более заметны.

Зелёный цвет успокаивает, понижает кровяное давление, частоту пульса, снимает усталость и напряжённость.

Жёлтый цвет вызывает жизнерадостное настроение. А вот зелено-жёлтая гамма не очень приятна, кажется ядовитой.

Розовый цвет расслабляет. Если смешать синий и красный цвет, то образуется фиолетовый, в котором полностью потеряны эффективные свойства его составляющих. Пурпурный цвет, хотя встречается реже других, имеет привлекательные свойства, возбуждает фантазию и любопытство.

Особую роль в рекламе маркетинг отводит женщинам. Специалисты выделяют пять основных психотипов: деловая, экстравагантная, мечтательная, идеалистка и естественная.

Деловая женщина – аккуратная и умная, любит качественное, изящное и не дешёвое, экстравагантная – по сути, новатор в потреблении, она движима желанием обратить на себя внимание. Мечтательная выражает своё «я» в поиске чего-то, что и сама не всегда чётко может сформулировать, но это должно быть обязательно прекрасным. Естественная потому и является таковою, что предпочитает больше натурального по происхождению и виду. Идеалисткой движут идеи в повседневном общении, еде и поведении. Все это использует реклама: пропагандирует, например, в натуральное, в частности экологически чистые продукты питания.

Почему рекламисты особое внимание обращают на женщин? Они, как утверждают исследователи, выступают в семье в роли контролёра доходов и её благосостояния, определяют основные покупки, особенно продовольственные.

Исследования показывают, что на поведение человека воздействует уровень доходов семьи. Закреплённые привычки не меняются быстро в зависимости от желания потребителя. Переход в группу более обеспеченных не означает, что автоматически воспринимается образ жизни нового окружения в повседневном питании.

Традиционные особенности потребления в регионах зависят от климата. В южных районах выше потребление мороженого. Причём по мере нарастания числа холодных дней отмечается тенденция увеличения потребления пломбира, так как в нем повышенное содержание молочного жира. В настоящее время наблюдается подъем религии. Поэтому маркетологам независимо от личных убеждений следует это учитывать.

Воздействие рекламы часто происходит помимо наших желаний, подсознательными импульсами мы не можем руководить в полной мере. Поэтому в рекламе часто показывают несколько иную, отстранённую от действительной жизнь, без повседневного бытия, печалей, горестей, забот. Здесь неизменно праздник, все с обожанием смотрят друг на друга, царят смех и улыбка, и выполнение домашних обязанностей также обращается в праздник.

В этом и заключается главная западня, в которую большинство постоянно попадает. Мы понимаем условности правил игры, принимаем их и не воспринимаем серьёзно эти островки райской жизни. Но подсознательно хочется верить. Это свойство многие считают особенностью менталитета россиян.

Реклама является частью культуры, а значит, не может не содержать юмора, где это уместно. Другое дело, что в методологии подхода есть некоторые ограничения. Следует избегать откровенного хохота. Воздействие рекламы основано на повторе показа, но бесконечно смеяться одному и тому же анекдоту охотников не много.

Дополнительные возможности для использования юмора даёт разновидность рекламы – бликфанг. Это обобщённое название предмета, привлекающего внимание зрителя. В качестве его может использоваться оригинальный, заметный предмет: подвижный, стационарный, с цветовыми, звуковыми эффектами. Так, на задних стёклах автомобилей распространено вешать предмет в форме машущей ладони.

В рекламе постоянно пересекаются интересы людей (производителей, коммерсантов, простых потребителей). Необходимо умело использовать тонкий механизм психологического воздействия.

Использованная литература

  1. «Основы психоанализа», А.Н. Романин, изд. «Феникс», г. Ростов-на-Дону 2003 г.
  2. «Наука жить», А. Адлер
  3. «Воспоминания, сновидения, размышления», К.Г. Юнг
  4. Бодалев, А.А. Формирование понятия о другом человеке как личности / А.А. Бодалев. – Л., 1970.
  5. Василюк, Ф.Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций / Ф.Е. Василюк. – М., 1984.
  6. Парыгин, Б.Д. Анатомия общения: Учеб. пособие / Б.Д. Парыгин.
    – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999.
  7. Практикум по социально-психологическому тренингу / Под ред. Б.Д. Парыгина. – Изд. 2-е, испр. и доп. – СПб., 1997.
  8. Таннен, Д. Ты меня не понимаешь! / Д. Таннен. – М., 1996.
  9. Уайтсайд, Р. О чем говорят лица / Р. Уайтсайд. – СПб., 1996.
  10. А.Н. Сухова, А.А. Деркача. Социальная психология. М., 2001 г.

Скачать контрольную работу

А что думаете Вы о статье "Контрольная работа по дисциплине: «Социальная психология»" Поделитесь своим мнением!


Возможно, Вам будет интересно


http://michaeltitov.ru/

Рад видеть Вас на моём сайте. Здесь я делюсь своими мыслями и идеями.

    Блог Михаила Титова (Школа Здоровья)
    Рад видеть Вас на моём сайте. Здесь я делюсь своими мыслями и идеями.